"Не знать истории — значит всегда быть ребенком" (Цицерон)
"Летопись" в Twitter    "Летопись" в Google+   "Летопись" в Контакте            

Куда плыл Колумб?
Главная » Статьи » Категория: Американская история 19.07.2013, 11:49 6823 0
В1538 году Христофор Колумб стал героем эпической поэмы римского поэта-романтика Лоренцо Гамбара. Еще через семь лет итальянцы делают его главным героем оперы. В это же время английские и французские поэты включают образ первооткрывателя Нового Света в свои сонеты и баллады.

В 1788 году американские, а затем и европейские писатели начинают писать о нем приключенческие романы. Апогей литературной славы мореплавателя падает на XIX век. Он стал героем сотен поэм, полусотни повестей, более чем шестидесяти пьес и драм, дюжины романов.



А что же в нашем XX веке? Оперы о Колумбе не ставят, повестей — кот наплакал, а в стихах лишь мимолетные упоминания его имени или фамилии. Но зато за подвиг Колумба в связи с 500-летием открытия Америки серьезно взялись историки, географы, архивисты. Правда, не все гладко у них получается, не все аргументы объективны, да и далеко не все узелки из жизни мореплавателя даже в юбилейный год развязываются до конца.

* * *

Тур Хейердал неутомимо исследует глубины океана, необитаемые острова, следы древних забытых цивилизаций и архивы. Не мог пройти норвежский энтузиаст и мимо загадок Колумба. Недавно, выступая на пресс-конференции в Филадельфии, он заявил, что великий мореплаватель, первооткрыватель Нового Света имел в своем распоряжении какие-то данные, позволившие ему предпринять путешествие с точной целью— открыть не восточную Индию, а именно новый континент. Это была не случайная удача, а планомерная попытка повторить старые открытия европейских моряков.

Во-первых, утверждает Хейердал, мореплаватели конца XV века уже имели представление о шарообразности Земли. Во-вторых, сейчас с определенной достоверностью установлены открытия скандинавских и ирландских моряков, достигавших на утлых парусниках берегов Северной Америки. Примерно за четыре века до плаваний Колумба Ватикан располагал донесениями об открытии «зеленых берегов» в Атлантике, названных потом Америкой.

Нет сомнений, говорит дальше Хейердал, что Ватикан обладал не одним, а несколькими документами о походах викингов в западном направлении. Но так как клерикалы всегда были против любого подобного факта, то они документы прятали, а потом предавали их забвению. По сведениям итальянских  журналистов, монахи-хранители архива и сейчас испытывают мистический ужас перед древними бумагами и не только не разбирают их, но даже не стирают с них вековую пыль.



Окончательное мнение Хейердала сводится к тому, что выписки из исторических хроник и писем в Ватикан от скандинавских и ирландских миссионеров каким-то образом попали в руки королевы Изабеллы — покровительницы Колумба. Но может быть посоветовал королеве Испании раздобыть эти сведения из Ватикана. Одним словом, Христофору Колумбу сопутствовала не редкая удача неожиданного открытия островов Багамского архипелага, а упорная старательность в выполнении задуманного плана — открыть новые земли по пути в Индию.

Он довольно точно вычислил расстояние до этих земель. Об этом свидетельствует, к примеру, запас провианта на его кораблях. Ведь Америка открыта менее чем на полпути в призрачную часть восточной Индии. Взятых на борт продуктов не хватило бы даже до юга Китая. А вот до «зеленых берегов», открытых викингами, было как раз...

Что касается докладов Колумба о том, что он открыл берега Индии, то следует вспомнить страстное желание его королевских «спонсоров». От мореплавателя хотели, чтобы он нашел новый путь в восточные страны, плывя в западном направлении. И он доложил монархам после первого путешествия, что открыл путь именно туда. На самом деле он догадывался, что земли были совсем другими. В первую очередь об этом свидетельствовал цвет кожи и язык туземцев на открытых им островах. В настоящей Индии таких не было: Колумб еще в молодости познакомился с трудами Марко Поло и других путешественников в Азию...

Эта карта мира, составленная в 1588 году, могла появиться на свет только в результате великого открытия Христофора Колумба, доплывшего до нового континента в 1492 году.



Тур Хейердал попытался приподнять завесу над еще одной «жгучей и скрытой тайной Колумба». На этот раз он связывает его имя с легендарной Атлантидой.

Вот уже две тысячи лет и знатоки, и дилетанты с одинаковой яростью ведут между собой споры о месте, где затонул этот таинственный остров. Интерес к проблеме, подкинутой человечеству еще Платоном, то замирает, то вспыхивает вновь. Как следует из итальянских хроник, новая дискуссия между книжниками и моряками покатилась по Европе как раз во времена, приходившиеся на молодость Колумба. Испанские гранды, к которым он обратился с проектом своего путешествия в Индию, тоже интересовались затонувшим островом. Колумб, читавший переводы Платона, много спорил с ними. Он был сторонником идеи, что страну атлантов следует искать между Канарскими и Азорскими островами.

Его интерес к старой загадке был огромным. Теперь можно смело предположить, что он надеялся на открытие следов Атлантиды во время своего второго морского похода. По крайней мере его флотилия проделала тогда какие-то таинственные зигзаги. Моряки роптали на задержку в открытом океане. Не пропади письма последних лет жизни Колумба, быть может, он сейчас был бы удостоен дополнительного титула «атлантолога», да еще не кабинетного...

* * *

В XV веке все географические открытия делались под покровом тайны. Карты удачных путешествий секретились более тщательно, чем политические документы. Поэтому в путешествиях Колумба до сих пор много неразгаданных до конца мотивов. Отсюда и мистификации, и гипотезы, и дискуссии, многие из которых прямо метят в разряд ура-патриотических. Еще осенью прошлого года португальские энтузиасты начали рекламировать по радио, телевидению и в газетах любую гипотезу, поддерживающую национальный приоритет в открытии Америки.



Они гордо напоминали, что документы, оспаривающие первенство Колумба, впервые опубликованы в Барселоне и в бразильских журналах еще в 1817 году. Теперь есть к ним и существенные дополнения, в объективности которых якобы не следует сомневаться. Что же было в этих старых документах? А то, что Колумб в 1492 году лишь повторил подвиг португальца Афонсу Саншиша, который пересек Атлантику в 1486 году. Плыл он в западную Африку, но был отнесен к берегам Северной Америки сперва бурями, а потом течениями. После возвращения на родину он составил карты и расширил свои дневниковые записи. Вся эта документация какими-то таинственными путями попала в руки Колумба. Скорее всего он выманил карты Саншиша в 1487 году на острове Мадейра, где португальский мореплаватель лечился и отдыхал после кораблекрушения.

Добавляется, что Саншиш, унесенный в Новый Свет бурей, лишь уточнил морской путь в Индию, а первоисточником была знаменитая карта флорентийца Паоло дель Пеццо Тосканелли. Итальянец, сам редко выходивший в море, силой воображения дополнил географические знания своего времени и наметил дерзкий маршрут в Индию через океан, за который заходит солнце. Страну, откуда европейские купцы хотели вывозить драгоценные камни и пряности, Тосканелли отметил примерно на том месте западного полушария, где находятся острова Карибского бассейна. Карту он якобы передал одному португальцу, который сумел заинтересовать необычным маршрутом Афонсу Саншиша.

Эта пружина исторических интриг и версий закручивается чем дальше, тем туже. Утверждают, что Колумб, не имевший еще карт Тосканелли—Саншиша, бомбардировал португальского короля просьбами дать ему корабли для экспедиции в Китай, Японию и Индию западным путем. Но затем, когда он стал обладателем ценных документов, да еще португальских, ему стало проще убедить испанского короля Фердинанда Арагонского и его супругу Изабеллу Кастильскую, ибо они враждовали с королевским семейством соседнего государства.

Да, вражда между двумя династиями на Пиренеях была и длилась веками. Аргумент выбран убедительный. 3 августа 1492 года корабли Колумба отплыли на запад под испанским флагом, ибо португальцы оказались недальновидными. Им остались лишь зависть и морская разведка. Да, за флотилией Колумба следили, но упустили ее.

Испанцы нашли хороший козырь в этой азартной игре за приоритет, напомнив, что еще в 1484 году португальский король Жоаньо, получив карты и проект путешествия именно от Колумба, коварно снарядил тайную экспедицию в западном направлении. Америку открыли бы тогда, но экспедиция оказалась не только секретной, но и чрезвычайно поспешной и без умелого капитана. Португальские корабли, попав в бурю, потеряли друг друга, а затем по одному вернулись в порт в жалком состоянии. Коварство алчного монарха было наказано морской стихией...

Далее испанские историки напоминают, что Колумб действительно был на Мадейре, но у него не было необходимости доставать карты У мифического Саншиша, ибо он вел длительную переписку с самим Тосканелли и получил от него копию карты Атлантики. Более того, в письмах Колумб детально обсуждал западный путь в Индию и расстояние до Азии, определенное им примерно в четверть земной окружности. Сейчас и школьнику ясно, что этого маловато, но для XV века это было смелое и новаторское предположение.

Мореплаватель не предал огласке свои контакты с Тосканелли, но сохранились письма флорентийца об этом факте. Они всплыли из архивов в XIX веке.

Сам Тосканелли — одна из примечательных фигур того времени. Сперва он был скромным врачом, а затем стал отдавать талант и силы разнообразным отраслям знания — географии, космогонии, истории морского дела, астрономии, натурфилософии и картографии Кстати, он оценил Колумба как хорошего картографа.
Тосканелли стал первым европейцем, взявшимся за составление карты Атлантического побережья. В западной части он поместил Азию с Китаем, Японией и Индией. Но флорентиец не отрицал открытий викингов. По свидетельствам современников, на одном из вариантов карты он обозначил «зеленые земли» в северо-западной части океана, но зашифровал название.

Тосканелли первым разработал проект западного пути в Индию и ни от кого его не скрывал. Он посылал подробные письма и карты монархам Европы, но никого из них не смог заинтересовать. Вернее сказать, корыстный интерес был, каждый король тогда мечтал о прибыльной работорговле, но монархи отдавали проект на обсуждение «знатокам географии» — кардиналам, архиепископам и монахам, то есть как раз тем «рецензентам», которые позже объясняли Колумбу, будто земля наша похожа на прямоугольную комнату, где небо служит обоями, поддерживающими хрустальную кровлю в виде свода...



Таким образом, становится ясно, что на борту флагманской каравеллы находилась именно карта Тосканелли, и путь в Новый Свет Колумб прокладывал по ней. Португальские претензии достаточно интересны, но пока повисают в воздухе, несмотря на весь азарт дискуссии.

Это случилось 12 октября 1492 года. Какой-то остров показался на горизонте, и дозорный матрос с мачты воскликнул: «Земля!» В какой точке Колумб открыл Америку? Верна ли официальная версия? И есть ли повод ее пересматривать?

В корабельном дневнике Колумба нет точных координат этого клочка суши. Но есть название, которое он ему
дал — Сан-Сальвадор. С этой точки началось открытие Нового Света. Именно здесь испанские моряки встретили первых краснокожих людей, которых поспешили окрестить индейцами.

Сейчас этот островок, входящий в Багамский архипелаг, носит название Уатлинг. Он настолько мал, что не на всякой карте его и отыщешь. Колумб пробыл там недолго и отправился на поиски новых земель. Чисто интуитивные сомнения в том, что великий мореплаватель вступил на землю Нового Света именно здесь, появились еще в конце XIX века. Проблемой занимались историки, географы, а также огромный отряд любителей рыться в старых тайнах и вносить путаницу в тонкое дело. Конкретных доводов тогда не появилось, но семя сомнений было посеяно.

В 1902 году в пику «любителям запутать простое дело» американские географы попытались узаконить кандидатуру острова Уатлинг на вечные времена и прекратить дебаты. Однако дискуссии от этого не утихли. В 1926 году по настоянию комиссии стран Центральной Америки Уатлинг на многих картах стал именоваться Сан-Сальвадором. В 1942 году это название признали все страны Южной Америки. Еще через год по настоянию американского историка Эллиота Морисона приоритет Сан-Сальвадора официально признали картографы США. Но не географы, которые временно затаились, а в 1974 году развернули новую дискуссию как в прессе, так и на научных конференциях. Тогда впервые под сомнение начали подводить «конкретную» базу: на честь быть местом первой высадки Колумба претендовала целая серия островов и островков, между которыми было подчас 450 морских миль...

В 1982 году за эту историко-географическую проблему серьезно взялся коллектив американского журнала «Нейшнл Джеографик». Энтузиастов возглавил заместитель главного редактора Джозеф Джадж Он привлек профессиональных географов, математиков, астрономов, архивистов, специалистов по компьютерному моделированию, чтобы давний спор разрешить детально и объективно.

Итак, началось своеобразное следствие по делу первого путешествия Колумба в Америку. Прежде всего сделали новый и более тщательный перевод дневниковых записей мореплавателя. Что тут следует сразу же говорить? Да то, что самого дневника давно нет. Оригинал, переданный королеве Изабелле, был утерян или просто уничтожен придворными интриганами. Однако сохранился фрагментарный пересказ дневника Колумба, сделанный его современником — священником и летописцем Бартоломе де лас Касасом В этих «тезисах» содержались некоторые подробности первого путешествия и мысли самого Колумба об его открытиях. Новейший перевод выявил множество неточностей в старых изданиях «тезисов», из которых и происходил ряд заблуждений. Оказалось, что Колумб не успокоился на открытии цепочки островов. Он искал за ними проход в настоящую Азию...

Коллектив из журналистов, математиков и участников трансатлантических плаваний на яхтах принялся за новые расчеты каждого дня первого маршрута Колумба. Отсчетной точкой приняли Канарские острова, где испанская экспедиция пополняла запасы продовольствия и воды. К счастью, для многих дней сохранились показания корабельного компаса и данные по пройденному пути за сутки. Члены «следственной комиссии» делали поправки на течения, которые относили флотилию к югу, на дни штиля и дрейфа под влиянием атлантических ветров. До них такими коррективами никто не занимался.

 После этого специалистам фирмы «Контрол дейта» было не трудно разработать программу, которая должна была нанести на карту линию истинного маршрута кораблей Колумба. Вычислительной машине дали задание искать точку — первый остров, увиденный с мачты каравеллы. Компьютер был объективен и неумолим. Он остановил свой математический выбор не на Сан-Сальвадоре, а на островке Самана Кей, лежащем на 65 морских миль юго-восточнее от Уатлинга.

Проверять так проверять! В компьютер заложили вторую программу на основе сведений о пути Колумба к четырем соседним островам Багамского архипелага. Подробности одного из них настолько детализированы в пересказе дневника, что вычислительной машине было не трудно определить исходную точку движения. Опять же островок Самана Кей.

В начале XX века этот скалистый кусок суши длиной всего в 14 миль был необитаем. Его никто из сомневающихся не брал во внимание. Но как обстояли дела в 1492 году? Джозеф Дадж и его коллеги отправились туда в сопровождении археологов. Раскопки помогли обнаружить остатки девяти селений индейцев эпохи Колумба.

Конечно, аргументы, добытые популярным географическим журналом, впечатляющи. Но едва ли они убедят всех. Подобные споры, к сожалению, не имеют конца. В будущем, возможно, будут объективные уточнения. Так или иначе, но остров Сан-Сальвадор уже потерял право считаться бесспорной точкой, с которой начиналось открытие Нового Света.

Хочется привести слова одного из участников «следственной комиссии», бывалого яхтсмена и штурмана. Проверив маршрут, составленный компьютером, он пришел к однозначному выводу: «Христофор Колумб был отличным моряком, волевым и грамотным для своего времени».

* * *

И вот вам последний аккорд в юбилейной эпопее. Американские историки и географы из «следственной комиссии»  раздобыли любопытный архивный документ — список людей, которым Флоренция давала разрешение на морские торговые поездки в дальние страны. В этом реестре значится и Америго Веспуччи. Правда, там он обозначен совсем иначе — как Эмеригус Веспуччи.

Его имя исказил лотарингский картограф Вальдземиллер, не разбиравшийся в тонкостях тогдашнего итальянского правописания. Это он в 1507 году назвал в честь пытливого флорентийца новый континент Америкой. Однако по исторической справедливости Америку следовало бы называть Эмеригой.


колумб




Всего комментариев: 0
avatar