"Не знать истории — значит всегда быть ребенком" (Цицерон)
"Летопись" в Twitter    "Летопись" в Google+   "Летопись" в Контакте            

Мужество генерала Карбышева
Главная » Статьи » Категория: История России 24.01.2016, 08:18 1702 0

Его имя вошло в историю как ярчайший пример мужества и солдатской стойкости.

Из 83 советских генералов, попавших во время Великой Отечественной войны в фашистский плен первыми, единственный, кто удостоился звания Героя Советского Союза, был Дмитрий Михайлович Карбышев.

Конечно, многое объясняет тот факт, что среди других пленных генералов Карбышев был старшим по званию и, бесспорно, самым известным, причем не только в Советском Союзе, но и в Европе.

Подвиг его, описанный канадским майором, вызвал восхищение за границей, да и послужной список Дмитрия Михайловича с советско-партийной точки зрения был вполне благонадежным; даром что службу он начинал еще в царской армии.

В общем, мазать попавшего в плен генерала черной краской советские пропагандисты сочли неправильным.

Коммунист из дворянского рода

Самым сомнительным, все с той же партийно-советской точки зрения, было его происхождение - сын военного чиновника, дворянин. Родился 26 октября 1880 года в Сибири, в Омске. Из кряшен (православных татар), в 12 лет лишился отца. К прочим бедам старший из братьев - Владимир - после участия в студенческих волнениях вместе с Владимиром Ульяновым был исключен из Казанского университета, вскоре оказался в тюрьме, где и умер.

Дмитрий же потерял право поступить в Сибирский кадетский корпус за казенный счет, что больно ударило по скудному семейному бюджету. Корпус он окончил блестяще, а в 1900 году, уже после Николаевского инженерного училища, получил офицерские эполеты.

Затем была война с Японией, где Карбышев в качестве инженера устанавливал линии связи, строил укрепления и переправы, участвовал в разведках боем. Правда, полученные медали и ордена не спасли Дмитрий Михайловича от увольнения из армии за антиправительственные высказывания. Впрочем, в армии его скоро восстановили и даже направили учиться в Николаевскую военно-инженерную академию.

Накануне Первой мировой войны Карбышев занимался фортификационными работами в Брестской крепости. Там скоропостижно скончалась его первая супруга Алиса Тро-янович. В 1916 году Дмитрий Михайлович женился вторично на медсестре Лидии Опац-кой, которая родила ему двух дочерей и сына.

Февральскую революцию, а затем и приход к власти большевиков Карбышев встретил с одобрением. Советской власти служил верно и по ходу Гражданской войны успел отличиться едва ли не на всех фронтах. Но больше всего Дмитрий Михайлович прославился, укрепляя позицию под Каховкой, а затем обеспечивая взятие Перекопа.

Памятник генералу Карбышеву. Москва, бульвар Генерала Карбышева

Сосредоточившись в 1920-х годах на преподавательской и научной работе, Карбышев периодически снова возвращался к практической деятельности. Достаточно отметить, что именно ему принадлежат проекты оборонительных линий Молотова и Сталина. Именно он руководил инженерным обеспечением прорыва линии Маннергейма, попутно писал труды по фортификации и укреплениям.

В сущности, все советские военные инженеры довоенной сталинской эпохи учились именно по его работам. Как ученого Дмитрия Михайловича утвердили в звании профессора и присвоили степень доктора военных наук; как практика в 1940 году произвели в генерал-лейтенанты и в том же году приняли в партию.

Фашисты, готовясь к нападению на СССР, включили Карбышева в список тех, кого следовало склонить к сотрудничеству. И возможность предпринять такую попытку им скоро представилась.

«Убеждения не выпадают вместе с зубами...»

Начало войны застало Карбышева на западной границе, где он находился в служебной командировке. В ситуации, когда германский блицкриг крушил советскую оборону, ему - инженеру-фортификатору - следовало скорей ехать в тыл и заниматься укреплением Москвы и Ленинграда.

Но то ли сыграли свою роль понятия о чести, то ли организовать эвакуацию оказалось невозможно. В итоге Карбышев вместе с 10-й армией оказался в окружении, был контужен и в бессознательном состоянии попал в плен около деревни Добрейки Могилевской области.

Дмитрием Михайловичем немцы занялись очень плотно, поскольку считали, что как дворянин и бывший царский офицер советскую власть он в душе ненавидит. К тому же с учетом опыта, известности и авторитета он был самой подходящей фигурой на роль командующего формируемых из советских военнопленных частей, которые впоследствии сольются в Русскую освободительную армию (РОА).

Карбышева перевели в офицерский лагерь Хаммельсбург, где создали если не санаторные, то вполне приличные условия. Пленником занялся полковник Пелит, ранее служивший в царской армии и даже работавший со своим «подопечным» над фортами Брестской крепости. Тот предложил «компромиссный» вариант - Дмитрий Михайлович пишет аналитические записки о ходе текущей войны, после чего получает возможность выехать к нейтралам. Но Карбышев отверг это предложение.

Поскольку Пелит потерпел неудачу, в дело вступил известный фортификатор профессор Гейнц Раубенгеймер, к которому Дмитрий Михайлович относился с большим уважением.

Он обещал Карбышеву собственную лабораторию, сотрудников, доступ к специализированной литературе.

И снова последовал отказ: «Мои убеждения не выпадают вместе с зубами от недостатка витаминов в лагерном рационе. Я солдат и остаюсь верен своему долгу. А он запрещает мне работать на ту страну, которая находится в состоянии войны с моей Родиной».

Охарактеризовав Карбышева как «убежденного, фанатичного большевика, использование которого на службе Рейху невозможно», нацисты решили сменить пряник на кнут. Дмитрия Михайловича отправили в концлагерь Флоссенбюрг, где уже перевалившему на седьмой десяток генералу приходилось ворочать тяжеленные камни.

Один из пленников рассказывал, как они вместе обтесывали могильные плиты. Карбышев ему сказал: «Вот работа, доставляющая мне истинное удовольствие. Чем больше могильных плит требуют от нас немцы, тем лучше, значит, идут у наших дела на фронте».

«Думайте о Родине!»

Дела Красной армии на фронте, и правда, шли все лучше и лучше, а вот положение узников ухудшалось. Из Флоссенбюрга Карбышева перевели в Майданек, потом в Аушвиц, Заксенхаузен и в последний пункт страшного маршрута, закончившегося в Австрии, в Маутхаузен.

В ночь со 2 на 3 февраля 1945 года, преодолев штурмом ограждения и перебив нескольких охранников, из этого концлагеря сбежали 419 смертников (почти все - советские офицеры и политработники). Эсэсовцы и местные жители устроили на них облаву, оставшуюся в австрийской истории мрачным пятном как «Мюльфиртельская охота на зайцев».

Спастись удалось только десятку беглецов, но и этот факт вызывал у эсэсовцев ярость. Поэтому, когда в ночь на 17 февраля в концлагерь доставили новую партию пленных, над ними устроили дикую расправу.

Вот рассказ очевидца (майор канадской армии Седдон де Сент-Клер): «Как только мы вступили на территорию лагеря, немцы загнали нас в душевую, велели раздеться и пустили на нас сверху струи ледяной воды. Это продолжалось долго. Все посинели. Многие падали на пол и тут же умирали: сердце не выдерживало. Потом нам велели надеть только нижнее белье и деревянные колодки на ноги и выгнали во двор.

Генерал Карбышев стоял в группе русских товарищей недалеко от меня. Мы понимали, что доживаем последние часы. Через пару минут гестаповцы, стоявшие за нашими спинами с пожарными брандспойтами в руках, стали поливать нас потоками холодной воды. Кто пытался уклониться от струи, тех били дубинками по голове. Сотни людей падали замерзшие или с размозженными черепами. Я видел, как упал и генерал Карбышев».

Под струями ледяной воды смерть приняли около 500 человек. Спаслись не более двух десятков. Один из выживших говорил, что последние слова генерал обращал к тем, кто разделил его страшную участь. «Думайте о Родине, и мужество не покинет вас!»

В 1948 году в Австрии на территории бывшего концлагеря Маутхаузен генералу был установлен памятник с надписью «Дмитрию Карбышеву. Ученому. Воину. Коммунисту. Жизнь и смерть его были подвигом во имя жизни».

ГЕРОЯМИ СТАЛИ ПОСМЕРТНО

В фашистском плену погибли 26 советских генералов. Судьбу двоих установить так и не удалось. Сбежать из плена смогли пять генералов, одного из которых расстреляли свои же.

По окончании войны еще 24 находившихся в плену генералов восстановили в званиях, 27 были осуждены (из них 21 расстрелян или повешен как изменник).

Перед распадом СССР звания Героя посмертно удостоились заместитель начальника 62-й тяжелой авиационной дивизии Григорий Илларионович Тхор и командир 96-й горнострелковой дивизии Иван Михайлович Шепетов - обоих казнили в плену фашисты.

Александр РЕБРОВ


фашисты, Карбышев, Вторая мировая война, вов


Другие статьи по теме:


Всего комментариев: 0
avatar