"Не знать истории — значит всегда быть ребенком" (Цицерон)
"Летопись" в Twitter    "Летопись" в Google+   "Летопись" в Контакте            

По талонам: История продуктовых карточек
Главная » Статьи » Категория: История России 08.02.2015, 21:30 3606 0

Продуктовые карточки применялись всегда и везде, независимо от экономических и политических систем. Существуют они и в настоящее время. Все их объединяет одно — дефицит. Денежный, товарный или статусный.

О продовольственных карточках слышали все. Молодое поколение знает о них по фильмам, книгам и рассказам старших, но много еще тех, кто на себе испытал это трудновыносимое счастье. В недавние времена тотального дефицита обладатель такой вот «лицензии» на право приобретения всего подряд — от пайки хлеба до румынской стенки или отечественных «жигулей» — чувствовал себя по-настоящему счастливым человеком. Он был «избранным». И если без ящиков из лакированной древесностружечной плиты можно было хоть как-то прожить, то лишенный талонов на хлеб был обречен на голодную смерть.

ОТ РОМУЛА ДО НАШИХ ДНЕЙ

История получения кусочков персонального счастья насчитывает несколько тысячелетий. В Европе их ввел в обращение римский трибун Гай Гракх за полтора столетия до новой эры. К появлению фрументационных тессер (хлебных жетонов) привел экономический кризис, вынудивший власти каким-то образом защитить от вымирания голодающих горожан. Общее количество нуждающихся в самые тяжелые времена достигало 300 тысяч человек. 

Одаривались члены гвардии, полиция, пожарные и всякие городские службы. Принадлежность к категории «фрументум публикум» не была постыдной. Напротив, она была предметом гордости в силу своей избранности и статусности. Государство таким образом подчеркивало заботу о своих гражданах. Надо отметить, что эти металлические знаки позволяли получать продукты питания бесплатно.

История римских легити-мационных, то есть законных тессер продолжалась не менее трех столетий. С начала правления Клавдия и до времен Севера раздача жетонов стала походить на вручение правительственных наград и производилась лично императором. Учитывая количество отобранных счастливцев, этот ритуал, проводившийся ежемесячно, мог продолжаться несколько дней. 

Следует отметить, что в дальнейшем подобные награды становились более разнообразными и по праздникам их обладатели могли получать даже алкоголь. Для этого выпускались «тессеры винариум». При последующих императорах появилась новая форма в виде деревянных пластинок. Они уже были именными, и на них, кроме перечня продуктов, указывалось и место получения продовольствия. 

Кроме того, они давали пожизненные права на отоваривание, и такая «хлебная карточка» могла быть продана, завещана, куплена или подарена. Впоследствии торжественность момента была опошлена императором Нероном, просто разбрасывавшим наследные тессеры толпе. 

Принцип «хлеба и зрелищ» требовал расширения сферы поддержки малоимущих. Известны случаи раздачи тессер для посещения Колизея, различных театров и даже бани! Выходит, что античные жетоны несли еще и культурно-пропагандистскую нагрузку.

Но Римом дело не ограничилось. Талоны оказались весьма востребованы и применялись в других местах и временах: в Голландии, Испании, Франции, в континентальной части Африки. Кроме того, выпускались профессиональные и коллегиальные тессеры, распространяемые среди членов соответствующих сообществ. 

Нередко они выдавались и для проведения частных мероприятий, требующих значительных материальных затрат- — к свадьбам или похоронам. Не правда ли, все это очень напоминает перестроечные талоны на «свадебную» водку, выдаваемые по справкам загсов? При этом древнеримские «талоны» принципиально отличались от советских тем, что не требовали оплаты и полностью заменяли деньги.

ПАРИЖ, БЕРЛИН, ДАЛЕЕ ВЕЗДЕ...

Если обратиться к близким временам, то примеры «кормежки плебса» можно обнаружить начиная с эпохи Просвещения. Например, во Франции карточки на хлеб, мыло, мясо и сахар появились во времена якобинской диктатуры в конце XVIII века. В период Первой мировой войны лимитированное распределение продуктов вводилось в ряде европейских государств, а также в США и в России. 

Николаем II в 1916 году было введено карточное распределение многих видов продовольствия. Эпопея продолжилась и после свержения царя-батюшки. Весной 1917 года эту же схему продолжило и Временное правительство. Пшеница, рожь, просо, гречка и другие крупы распределялись исключительно по карточкам. 

Эта практика просуществовала до 1921 года. Новая экономическая доктрина, провозглашенная большевиками, на время сняла остроту в продовольственном вопросе. Однако после пересмотра политики партии и правительства, посчитавших НЭП ошибкой, в 1929 году возникла необходимость в карточной системе. Она просуществовала вплоть до 1935 года, то есть весь период коллективизации и индустриализации. Распределением были охвачены более 40 миллионов человек. 

Третья волна централизованного распределения (читай — ограничения) продуктов питания и даже некоторых промышленных товаров пришлась на период Великой Отечественной войны. Нормы выдачи были строго ранжированы и зависели от вида деятельности гражданина. Наибольшая пайка выдавалась работникам оборонной промышленности и служащим силовых ведомств, наименьшая — детям, старикам и прочим иждивенцам. Только благодаря жесточайшей распределительной системе удалось избежать массового вымирания людей.

В эти же годы нормированное распределение было установлено во всех европейских странах, а также в США, Канаде, Новой Зеландии, Австралии, Японии, Индии, Турции, Алжире, Тунисе и др. К примеру, в Германии имперская карточная система на все продукты была введена сразу с началом Второй мировой войны — «благодарные» немцы получили 62 вида различных карточек.

ЛАВРОВЫЙ ВЕНОК ДЛЯ «РАЗВИТОГО СОЦИАЛИЗМА»

Последняя, четвертая карточная волна 1980-1990-х годов до сих пор свежа в памяти большинства населения бывшего СССР. Первоначально талоны внедрялись как элемент системы мотивации — отли-
чившемуся сотруднику выдавалась бумага на приобретение дефицитного товара, например женских сапог или телевизора. 

Продовольственное распределение также поначалу применялось лишь в отдельных городах и касалось ограниченного набора продуктов, таких как колбаса. Однако впоследствии, с ростом тотального дефицита, карточная география расширялась и затрагивала все больший ассортимент. В этот список вошли чай и сахар, табачные изделия и алкоголь, мыло и стиральный порошок, спички и галоши. 

В Ельце, например, только по талонам можно было приобрести женское белье. В столице государства карточки, выдаваемые совершеннолетним, позволяли приобрести в месяц не более десяти пачек сигарет и двух бутылок водки. Талоны на продукты питания и некоторые товары народного потребления можно было получить в «родном» ЖЭКе, а также по месту работы или учебы. 

Без документов, подтверждающих право на приобретение продуктов первой необходимости, проблемы выживания были гораздо серьезнее, чем может показаться на первый взгляд. Например, детское питание приобреталось исключительно на специализированных молочных кухнях при предъявлении необходимых бумаг, а в магазинах зачастую, кроме пакетов с лавровым листом и молотым перцем, прикрывающих пустые прилавки, ничего не было.

Последняя, четвертая карточная волна 1980-1990-х годов до сих пор свежа в памяти большинства населения бывшего СССР.

В некоторых городах самолюбие жителей все же щадили и избегали названий вроде «талон на хлеб», используя более дипломатичное «приглашение на покупку». Однако их суть от этого не менялась. Такими же скрытыми ограничительными системами были и столы заказов, и продуктовые наборы, распределяемые профсоюзами обычно раз в месяц, и офицерские пайки, и «Книжка молодоженов», воспользоваться которой можно было всего один раз в жизни. 

Продуктовые наборы тех времен не отличались особым разнообразием и изыском, однако, в зависимости от места работы или занимаемой должности, они могли существенно различаться.

Обладатель набора, в котором помимо перловки была палка финского сервелата или банка прибалтийских шпрот, чувствовал себя везунчиком. Нередко талоны исполняли роль денежного суррогата и выдавались как часть заработной платы для питания в столовой предприятия. 

Разумеется, подобная система не могла обойтись без злоупотреблений, воровства и мошенничества, что нередко приводило к народному возмущению. Население протестовало против несправедливого распределения, а также против спекулянтов. В то время слово «спекулянт» было одним из самых употребляемых.

Подобное госраспреде-ление просуществовало в России вплоть до 1992 года и после введения принципа свободной торговли тихо скончалось, хотя в отдельных районах страны карточки просуществовали до 1996 года.

Карточно-талонные распределительные системы существуют и по сей день в некоторых странах бывшего соцлагеря. Северная Корея и Куба не сумели справиться с недостатками централизации и плановой госэкономики. Кубинские лидеры с сожалением признают, что благодаря карточкам, дающим пусть минимальную, но гарантию пропитания на Острове свободы выросло уже как минимум два поколения людей, не желающих и не умеющих работать. 

Сейчас талоны уже перестали быть единственным источником снабжения, но большинство кубинцев не представляют себе жизни без них. Возможность купить несколько видов основных продуктов по смешным ценам до сих пор дает им ощущение безопасности.

ДОГНАТЬ И ПЕРЕГНАТЬ

Сегодня и в некоторых развитых странах применяется карточная система. К примеру, в США на продуктовые карточки в настоящее время «подсажены» более 46 миллионов человек, что составляет примерно 14,5% от всего населения страны. 

Однако причины введения подобной системы принципиально иные, и она используется исключительно для поддержки социально незащищенных слоев населения, а не вследствие товарного дефицита. Карточки, подобные банковским, выдают тем, чей годовой доход меньше 27 тысяч долларов на семью из четырех человек. 

На эту карту государство ежемесячно перечисляет около 115 долларов (на семью — 255 долларов), предназначенных для покупки строго ограниченного набора продуктов питания, и лишь тех, что произведены в Соединенных Штатах. Таким образом, поддерживаются и местные производители. Да, эта карточка ограничивает выбор владельца, поскольку ее нельзя продать или обменять на спиртное, но она гарантирует пропитание даже самым несознательным и асоциальным типам. 

Следует отметить, что цены на продукты питания в Штатах зачастую ниже российских, следовательно, даже на эти небольшие суммы можно кормиться вполне сносно. Кроме того, дети малоимущих получают бесплатные обеды в школах, что существенно экономит семейные бюджеты. Если принять во внимание увеличивающуюся бедность, особенно среди цветного населения, то банальная кормежка за государственный счет выглядит вполне разумным шагом. В противном случае голодные бунты ввергнут Америку в хаос и анархию.

Нечто подобное обсуждается и в российских эшелонах власти, и не исключено, что беднейшие слои населения станут счастливыми обладателями подобных пластиковых карт. С такой инициативой выступил в прошлом году Геннадий Онищенко. На осенних парламентских слушаниях в Госдуме главный санитарный врач выразил недоумение, почему у нас до сих пор не ввели продовольственные карточки. Так что все еще впереди. Догоним и перегоним Америку!

Александр ГУНЬКОВСКИЙ


талоны, продуктовые карточки, ссср


Другие статьи по теме:


Всего комментариев: 0
avatar