"Не знать истории — значит всегда быть ребенком" (Цицерон)
"Летопись" в Twitter    "Летопись" в Google+   "Летопись" в Контакте            

Вьетнам, русские зенитки и сбитый Джон Маккейн
Главная » Статьи » Категория: Новая и Новейшая история 29.05.2015, 13:33 4686 1

Сенатор Джон Сидней Маккейн III бился в 2008 году с Бараком Обамой за президентское кресло, да и сегодня является частым гостем на голубых экранах. В нашей стране он известен прежде всего громкими антироссийскими заявлениями, которые можно объяснить одним эпизодом его боевой биографии.

ИМЕНИТАЯ ЖЕРТВА

26 октября 1967 года пилотируемый Джоном Маккейном самолет был сбит во Вьетнаме ракетой ЗРК С-75. А в январе 2009 года, через три месяца после неудачных для сенатора президентских выборов, в Петербурге скончался подполковник ракетных войск в отставке Юрий Трушечкин - человек, некогда повергший в болото этого политического громовержца.

Жил кавалер ордена Красной Звезды в ветхом домике на окраине Красного Села. Во Вьетнам он попал, будучи 28-летним капитаном, служил офицером радиолокационной станции (РЛС) зенитно-ракетного комплекса (ЗРК).

В тот памятный день капитан Трушечкин вместе с зенитным расчетом менял позицию ракетной установки, прикрывавшей от американцев стратегически важную ТЭЦ «Йен Фу». Ракетчики уже снимались с позиции, когда услышали сигнал воздушной тревоги.

Джон Маккейн

Через тридцать секунд из облаков вывалилась пара палубных штурмовиков АД-4 «Скайхок». По целям были выпущены две оставшиеся ракеты. Одна из них из-за плохой наводки взорвалась в джунглях, а вторая - поразила цель. 

Пилот Джон Маккейн катапультировался, и его взяли в плен вьетнамские солдаты. В качестве трофея капитан Трушечкин увез с собой домой документы летчика и фотографии, которые подпольно удалось сделать во Вьетнаме: ведь фотографировать советским специалистам не разрешалось. При переезде из Риги в Ленинград раритетные документы потерялись, остались только снимки.

Трушечкин не испытал никакого энтузиазма, когда узнал, кто стал его жертвой. «Лагерные охранники говорили, чтоон ненавидел русских. Он знал, что его самолет сбила наша ракета. Если бы он стал президентом США, отношения между Россией и Америкой, несомненно, стали бы хуже», - считал ветеран.

По мнению Трушечкина, Маккейну повезло - обычно американских летчиков крестьяне забивали мотыгами. Но этот пленник попал в лагерь, который с сарказмом называли Hanoi Hilton для «пилотов в пижамах».

Юрий Трушечкин. Фото конце 60-х годов

Самыми ценными трофеями считались летный шлем и «флаг нищего» - нашивка с надписью: «Я американский гражданин, терплю бедствие, прошу оказать мне помощь» -на пяти языках. В парашютной сумке нашли еще серую «корочку», которая оказалась парашютной книжкой.

Полковник Борис Воронов, начальник штаба группы СВС во Вьетнаме, в своих «Записках» отмечает: «23 октября 1967 года над Ханоем сбито 10 американских самолетов, в том числе ракетой был сбит пилот «голубой крови» Джон Маккейн.

Сын адмирала, командующего тогда военно-морскими силами США в Европе, внук адмирала Джона Маккейна, командовавшего в период Второй мировой войны всеми авианосцами на Тихом океане.

Майор Маккейн служил на авианосце «Форрестол» и в июне чуть не погиб во время пожара на авианосце, вызванного взрывом неисправной ракеты. Его перевели на авианосец «Орискани». На нем он продолжал участвовать в налетах на Демократическую Республику Вьетнам, пока его не сбили над Ханоем. Летчик катапультировался из охваченного пламенем самолета и приводнился в ханойское озеро Серебристого камыша. Он сломал обе руки и ногу и был жестоко избит вьетнамскими солдатами. 

На допросе, отвечая на вопрос о действиях вьетнамских средств ПВО, американский летчик заявил: «Вокруг Ханоя очень плотный и очень точный огонь. Что касается ракет «земля - воздух», то они бьют довольно точно по цели. Я был уже у цели, когда увидел идущие навстречу мне ракеты. Потом удар потрясающей силы. Теперь плен».

Вот свидетельство еще одного ветерана - сослуживца Юрия ПетровичаТрушечкина Вячеслава Кана: «Мы с Петровичем были тогда «конкурирующими фирмами»: он - командир дивизиона зенитно-ракетных комплексов С-75 и я. Соревновались, чье подразделение было лучшим. Всякое, конечно, пришлось пережить - и взлеты, и падения, но все равно годы службы в войсках ПВО вспоминаются по-доброму».

КОМАНДИРОВКА В ДЖУНГЛИ

О том, что Трушечкина отправили во Вьетнам, его супруга Евгения Никитична догадалась, после того как стала получать письма с обратным адресом: «Москва, почтовый ящик». Он был четвертым офицером полка из тех, кого отправили в Юго-Восточную Азию.

На самолете до Иркутска он и другие наши военные специалисты летели в штатском. Их, лучших, накануне собрали из разных частей войск ПВО в одном из управлений Генерального штаба. Были инструктаж, наставления перед командировкой.

В Иркутске офицеров ждал китайский самолет, для экипажа которого не было тайной, куда именно направляются русские «туристы». До Пекина добрались быстро. В Китае в то время в самом разгаре была так называемая культурная революция.

Через сутки - новый перелет. Ночью на границе с Вьетнамом последовала пересадка в небольшой аэроплан, который буквально через несколько минут приземлился на военном аэродроме недалеко от Ханоя. Дело происходило темной тропической ночью, и несколько прожекторов осветили посадочную полосу только на время приземления борта.

Когда передвижные ракетные комплексы С-75 только появились во Вьетнаме, то первое время боевые расчеты на них полностью комплектовались советскими специалистами. В состав системы входят зенитные управляемые ракеты средней дальности, ЗРК, включающий РЛС сопровождения и наведения, шесть пусковых установок с одной ракетой на каждой, средства электропитания и средства технического обеспечения. Ракеты двухступенчатые: первая ступень твердотопливная, вторая - жидкостный ракетный двигатель. Дальность поражения целей 6-56 километров. Количество одновременно наводимых ракет на цель ракет - до трех.

В Советском Союзе тем временем стали готовить вьетнамцев-ракетчиков, причем в программу их обучения включались и стрельбы на полигоне. Некоторые вьетнамцы, будущие командиры дивизионов, окончили Военную командную академию войск ПВО. Вскоре братья по оружию приняли технику у наших специалистов и сами сели за ракетные пульты. Обучение вьетнамцев пришлось продолжить в бою.

Снова предоставим слово Юрию Трушечкину: «За пультом сидел вьетнамец. Я, естественно, был рядом. Всю боевую работу выполняли вьетнамские расчеты. Задача советников - страховать их действия».

Иногда американским самолетам удавалось отбомбиться по ЗРК, хотя обнаружить комплекс удавалось только после пуска ракеты. «Поднявшийся столб дыма служил прекрасным ориентиром. Летчики засекали место расположения ракетного дивизиона и вызывали ударную группу.

Вьетнамцы полностью зенитные ракетные дивизионы не разворачивали. У них было по четыре пусковые установки вместо шести, что позволяло расчетам быстро сворачиваться и в короткий срок менять место дислокации. Если после пуска ракет в течение сорока минут зенитный ракетный комплекс и его боевые расчеты не покидали позицию, то шансов уцелеть практически не оставалось. 

Американские летчики - опытные, храбрые, целеустремленные - отлично владели передовой по тому времени техникой. Бомбили американцы снайперски, и расчеты ПВО несли значительные потери в людях и технике. Так, в сентябре 1967 года, во время налета бомбардировщиков В-52,.три дивизиона из четырех были выведены из строя ударами группы прикрытия.

Маккейн в плену

 

Маккейн утверждал, что его регулярно избивали, унижали, выпытывая военные секреты и заставляя подписывать «заявления о раскаянии». Однако Чан Чонг Дует, начальник вьетнамской тюрьмы Хоа Ло, рассказывает, что адмиральского сынка не пытали — он считался VIP-пленным. После того как Джона в 1973 году освободили, Дует продолжал следить за его карьерой и на вопросы о том, как к Маккейну относились в «Ханойском Хилтоне», всегда отвечал: «Он несколько приукрашивает свое прошлое».

Количество сбитых самолетов сильно разнилось по советским и вьетнамским данным. Так, признаком уничтожения цели для советского расчета ЗРК считался в первую очередь факт подрыва боевой части ракеты в районе цели. Вьетнамцы же оценивали результат по обломкам на земле, к которым, ссылаясь на требования безопасности, советских специалистов подпускали крайне редко и неохотно. 

Воевать к тому времени бойцы Вьетнамской народной армии научились неплохо. Поэтому прибывающих русских специалистов встречали нередко с некоторым высокомерием, могли устроить им проверку. Скажем, вытащат какую-нибудь лампу из блока - ищи, в чем тут дело. А ламп штук 40. Неделю присматривались друг к другу, потом отношения налаживались.

«Мой товарищ Слава Снетов повредил ногу, - рассказывал Трушечкин. - Рана, казалось, небольшая, но нога стала быстро распухать, поднялась температура. Что делать? Надо везти в госпиталь, в Ханой. До него 70 километров, но дорога вся разбита, сплошные воронки. Тогда переводчик говорит, что недалеко в деревне есть дедушка Хо, который сможет помочь русскому. Риск, конечно, большой, но решили ехать к нему. Вернулся Слава дня через три как ни в чем не бывало. Рассказывал, что лежал в хижине у этого старика, который делал жуткие примочки и давал пить какую-то «мерзкую» жидкость».

Группы советских специалистов находились в основном на позициях в зонах ПВО на подступах к столице ДРВ Ханою и к крупнейшему морскому порту страны Хайфону. Для решения самых различных боевых задач американцы применяли самолеты типа Ф-105 - истребитель «Тандерчиф», Ф-4 - многоцелевой истребитель-бомбардировщик, А-6, А-7 - тяжелые палубные штурмовики «Интрудер», палубный штурмовик АД-4 «Скайхок», а также стратегические бомбардировщики В-52.

Эти восьмимоторные «летающие крепости» способны нести 30 тонн бомб со скоростью свыше 1000 километров в час при потолке 15 500 метров. Базировались на далеком тихоокеанском острове Гуам и на авиабазе Утапао в Таиланде.

Сбитого Маккейна вытаскивают из воды

 

Бомбежки американские пилоты называли «работой». Некоторые зенитные ракетные дивизионы вели боевые действия из засад. Вот как об этом вспоминает советский военный специалист подполковник Александр Яковлев: -Дивизионы скрытно уходили в джунгли, там разворачивались на заранее подготовленных позициях и... замирали. В течение нескольких дней изучались воздушная обстановка, районы полетов американской авиации, готовились данные, лишь после этого проводились запуски ракет. 

Над небольшой, зажатой меж двух гор долиной пролетел самолет Ф-105. Без подвесок, максимально облегченный - это и разведчик, и приманка. Затем появилась ударная группа. И засада ожила. Первой ракетой был уничтожен ведущий. Американский стервятник ярким факелом рухнул в джунгли. Ведомый, круто развернувшись, атаковал ложную позицию, подставив себя под удар артиллерии. 

Короткий залп зениток был сокрушительным. Самолет просто развалился в воздухе и грудой обломков рухнул на землю. В опустевшем небе одуванчиком распустился купол парашюта. Через несколько минут был уничтожен и вертолет, посланный на помощь летчику. А еще через некоторое время на позицию ракетчиков обрушился ракетно-бомбовый удар большой группы палубных штурмовиков «Интрудер». Но бомбы взрывались на пустом месте. Дивизион был уже в пути».

А вот что еще рассказывал Трушечкин: «Ракетчики были в ДРВ самыми популярными людьми. Где бы ни появлялся зенитный ракетный расчет, крестьяне всегда несли нам угощение - рыбу, кур, все, что угодно, вспоминал Юрий Петрович, - хотя сами голодали. Мы, в свою очередь, отдавали им тушенку, сгущенку, конфеты, если имелись. Общались через переводчиков. Местные жители окружали нас особым вниманием и заботой: добровольно рыли ямы, в которые вставляли бетонные кольца. В них мы укрывались. Сверху они закрывались бамбуковыми крышками. Располагались они метрах в пятнадцати друг от друга, чтобы не попасть под один бомбовый удар. Каждый дивизион был плотно прикрыт зенитками: даже выпустив все ракеты, мы были защищены».

РЕВ ОГНЕДЫШАЩИХ ДРАКОНОВ

Советские зенитные ракеты вьетнамцы называли «Огнедышащий дракон». Наблюдая в небе разрывы ракет, поражающих американские самолеты, они с гордостью восклицали: «Тен лыа до!» («Вот они, наши ракеты!») 

Вот так описал отражение воздушного налета на Хайфон американский военный корреспондент, побывавший во Вьетнаме:

«В воздухе сверкали серебристые контуры американских самолетов. В сотне метров, на той стороне дороги, мы увидели золотистый корпус ракеты. Она резко набирала высоту, все больше увеличивала скорость, приближаясь к одной из серебристых точек над Хайфоном. Через несколько секунд она поразила цель: раздался взрыв, и самолет, беспорядочно кувыркаясь, начал падать, оставляя за собой шлейф дыма. Сражение продолжалось 15-20 минут, и все это время с различных сторон ракеты устремлялись ввысь. Позднее мы узнали, что до захода солнца над Хайфоном было сбито шесть самолетов и еще пять - над Ханоем».

Сами ракетчики не видят результатов пусков: ведь ракеты улетали от места пуска на 25-30 километров. А «Скайхок» Джона Сидни Маккейна упал в 5-6 километрах от позиции. Изучив обычный способ уничтожения американских самолетов ЗРК, можно предположить в деталях, как он был повержен.

Освобожденный Маккейн возвращается домой

 

Подняв свою машину с авианосца и набрав высоту, летчик просто не в состоянии заметить ЗРК. Он может увидеть только белый след, тянувшийся от земли. Ракета летит к цели не больше минуты. За это время пилот должен обнаружить ракету и успеть уйти от смерти, летящей со скоростью в два раза выше скорости звука.

Афоризмы Джона Маккейна

— «Дорогой Влад! «Арабская весна» приближается к вашим окрестностям».

— «Я думаю, что президент Сирии Башар Асад, может быть, премьер-министр России Владимир Путин, некоторые руководители Китая получили повод для беспокойства. Они увидели, что в Ливии народ восстал, а мы оказали ему помощь».

— «Теперь мы все грузины».

— «Это правда, что сегодня утром я уволил всю свою команду старших советников. Все свои решения теперь я буду обсуждать с человеком по имени Водопроводчик Джо».

— «Я старше, чем грязь, у меня больше шрамов, чем у Франкенштейна, но я научился кое-чему на этом пути».

— «Я провел несколько лет во вьетнамском лагере. В темноте меня кормили объедками. Вы думаете, что я хочу делать это снова и снова, как вице-президент США?»

Способ один - резко бросить самолет вниз и в сторону. Этот крутой маневр американцы называли «танцем со смертью». Но иногда и это не спасало: можно было попасть под удар второй, третьей ракеты. Для сына адмирала, «громовержца», война закончилась.

Вот что ответил Трушечкин на вопрос журналиста относительно того, пытались ли выручать попавших в плен летчиков диверсионные отряды.

«Что вы! Даже таких разговоров не припоминаю. Правда, когда сбивали американский самолет, служба спасения делала все, чтобы спасти летчика. На палубах авианосцев американцы всегда держали вертолеты, готовые немедленно вылететь на помощь летчику, попавшему в беду. У каждого из них был пеленгатор, поэтому определить место нахождения человека не представляло сложности.

А вообще, американцы и о нас не забывали, давали о себе знать. Например, сейчас уже можно сказать, что мы слушали «Радио Энтерпрайз». Мощная радиостанция этого атомного авианосца вела передачи на русском языке, которые мы слушали, настроив приемники. Удивляло, что даже наших командиров противник знал по именам».

На родину Трушечкин возвращался морем. На легкой джонке с товарищами подошли к танкеру «Амбарчик», курс которого лежал на Владивосток. С собой у Юрия Петровича был небольшой альбом, в котором вьетнамские солдаты и офицеры выразили на русском языке свои чувства и мысли о совместной службе с русским капитаном. Но его, как ни странно, забрали на таможне - сочли за китайские прокламации. А вот настоящую, хотя и потрошенную американскую шариковую бомбу на границе не заметили. 

Именно такие шариковые бомбы применялись американскими истребителями-бомбардировщиками для уничтожения советских зенитных ракет. Когда такой «сувенир» сбрасываешь, срабатывает дистанционный взрыватель, он раскрывается. Внутри - много мелких шариков, которые при разлете дают высокий поражающий эффект.

Юрий Трушечкин незадолго до смерти

В 1986 году Трушечкин краем уха уловил по телевизору сообщение, что некий Джон Маккейн баллотируется в сенаторы от штата Аризона. А когда сказали, что его самолет был сбит во Вьетнаме советской ракетой и он провел в плену пять с половиной лет, все сомнения развеялись.

В период той предвыборной кампании в США ветеран войск ПВО вновь вспомнил свои вьетнамские победы. 

И много их было? «В моем личном деле значатся пять уничтоженных американских самолетов, не считая «беспилотников». Награжден орденом Красной Звезды». 

Для проницательного читателя: всего с 1964 по 1972 год во Вьетнаме был сбит 4181 американский самолет. В том числе зенитной артиллерией -2568, истребительной авиацией - 320, зенитно-ракетными войсками -1293 самолета (из них 54 стратегических бомбардировщика - В-52).

Декабрь 1972 года стал для американцев «черным». При отражении массированных налетов на Ханой в 134 стрельбах при общем расходе 239 ракет был сбит 31 стратегический бомбардировщик В-52. Для американцев это был ошеломляющий удар, принудивший их пойти на подписание 27 января 1973 года Парижских соглашений о прекращении боевых действий.

Владимир НЕСТЕРОВ, газета "Секретные материалы", май 2015


вьетнамская война, Джон Маккейн, Вьетнам


Другие статьи по теме:


Всего комментариев: 1
avatar
1 kurungangkor • 10:25, 15.09.2015
Да не было этого..
Вскоре, однако, информация была частично опровергнута самим ветераном, он заявил что: «Персонально кнопку пуска я не нажимал. Это был вьетнамский офицер наведения. А я перед этим выгонял параметры в кабине управления. Просто газетчики переиначили мой рассказ, впрочем, почти, как и всегда». Председатель МООВВВ Н. Н. Колесник внёс ясность в обстоятельства происходившего на самом деле и расставил все точки над «i»:Маккейн был сбит советской ракетой над Ханоем при бомбардировке электростанции Йенфу 26 октября 1967 г., а не над мостом Хамжонг 06 октября 1967 г., как указано в напечатанном интервью Трушечкина;Трушечкин выполнял свои боевые задачи в 4-й зоне ПВО, а не в 6-й зоне над Ханоем, где и был сбит Маккейн;Маккейн был лётчиком ВМФ США, пилотировавшим палубный штурмовик A-4 Skyhawk, и не мог летать на самолёте наземного базирования ВВС США многоцелевом истребителе F-4 Phantom (хотя, как известно, F-4 имел варианты палубного базирования, использовавшиеся во Вьетнаме);Парашютная книжка Маккейна никаким образом не могла оказаться у ракетчика Трушечкина, который в этот момент должен был находиться на боевой позиции, а не вытаскивать из озера сбитого Маккейна и забирать его книжку;Расчёт Трушечкина действительно однажды сбил самолёт, который пилотировал американский пилот с характерной шотландской фамилией, начинающейся на «Мак» (скотс Mc, так же как у Маккейна), и память ветерана, за долгие годы, попросту не сохранила точной фамилии сбитого лётчика. Предположительно фамилия пилота, сбитого дивизионом Трушечкина американского самолёта, была Макклейн.https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9C%D0%B8%D1%81%D1%82%D0%B8%D1%84%D0%B8%D0%BA%D0%B0%D1%86%D0%B8%D0%B8_%D0%BE_% D0%92%D1%8C%D0%B5%D1%82%D0%BD%D0%B0%D0%BC%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%B9_%D0%B2%D0%BE%D0 %B9%D0%BD%D0%B5#.D0.9F.D0.BB.D0.B5.D0.BD.D0.B5.D0.BD.D0.B8.D0.B5_.D0.BC.D0.B0.D0. B9.D0.BE.D1.80.D0.B0_.D0.92.D0.9C.D0.A4_.D0.A1.D0.A8.D0.90_.D0.94.D0.B6.D0.BE.D0. BD.D0.B0_.D0.9C.D0.B0.D0.BA.D0.BA.D0.B5.D0.B9.D0.BD.D0.B0
avatar