"Не знать истории — значит всегда быть ребенком" (Цицерон)
"Летопись" в Twitter    "Летопись" в Google+   "Летопись" в Контакте            

Палачи в истории
Главная » Статьи » Источник материала Категория: Средние века 09.11.2015, 04:32 2942 0

В системе правосудия работают полицейские, следователи, судьи. Как эстафетную палочку, передают они друг другу преступника. Последним в этой цепочке стоит палач.

ОДНА ИЗ ДРЕВНЕЙШИХ ПРОФЕССИЙ

Едва сбившись в стаю, люди начали устанавливать определенные правила жизни внутри сообщества. Не всем это нравилось. Нарушителей, когда ловили, тащили на суд и наказывали. Долгое время люди знали только один вид наказания — смерть. Отрубить голову за украденный пучок редиски считалось вполне справедливым.

Каждый мужчина был воином, умел владеть мечом или в крайнем случае дубиной и всегда мог лично казнить вора, посягнувшего на самое святое — на собственность. Если речь шла об убийстве, то приговор с удовольствием приводили в исполнение родственники убитого.

По мере развития общества совершенствовалось и судопроизводство, наказание уже должно было соответствовать тяжести преступления, за сломанную руку следовало также аккуратно сломать руку, а это гораздо сложнее, чем убить.

В человеке проснулась фантазия, он познал муки творчества, появились такие виды наказания, как бичевание, клеймение, отсечение конечностей и всевозможные виды пыток, для осуществления которых уже нужны были специалисты. И они появились.

Палачи были в Древнем Египте, Древней Греции и Древнем Риме. Это если не древнейшая профессия (не покусимся на святое), то одна из самых древнейших, это точно. А в Средневековье ни один европейский город уже не мог обойтись без палача.

Казнить преступника, допросить с пристрастием подозреваемого в государственной измене, провести показательную экзекуцию на центральной площади — без палача никак!

СЛУЖАЩИЙ МАГИСТРАТА

Официально палач был служащим городского магистрата. С ним заключался контракт, он давал присягу, получал жалованье, магистрат обеспечивал работника «рабочим инструментом».

Палачу выдавалась форменная одежда и выделялось служебное жилье. Никакого балахона с прорезями для глаз палачи никогда на голову не надевали. Платили им сдельно, за каждую казнь или пытку.

Счет от 25.03.1594 года палача Мартина Гуклевена рижскому магистрату: казнил мечом Гертруду Гуфнер — 6 марок; повесил вора Мартина — 5 марок; сжег преступника за фальшивый вес дров — 1 марка 4 шиллинга, прибил 2 плаката к позорному столбу — 2 марки.

Как видим, самым дорогим было отсечение головы (для этого требовалась высшая квалификация), повешение стоило дешевле, а за сожжение платили сущую ерунду, как за прибитие 1 плаката на доску объявлений.

Как во всяком ремесле, среди палачей были свои мастера и виртуозы. Искусный палач владел несколькими десятками видов пыток, был хорошим психологом (быстро определял, чего жертва боится больше всего), составлял квалифицированный сценарий пыток и умел проводить их так, чтобы допрашиваемый не терял сознания и не умер до окончания следствия (это уже считалось браком в работе).

На казни в средневековом городе собирались и стар и млад, как на шоу. Кинотеатров не было, телевизоров не было, визиты бродячих актеров — редкость, одно только развлечение — казни. С утра по городу ходили глашатаи и скликали народ.

Беднота толпилась на площади, знать покупала места в домах с окнами на плаху. Для высокородных строили отдельную ложу. Палач, как настоящий артист, выкладывался на все сто, чтобы порадовать зрителей истошными воплями приговоренного и сделать зрелище незабываемым, чтобы о нем вспоминали долгое время.

Такой высококлассный специалист был большой редкостью, поэтому платили палачам хорошо, зарплату не задерживали. Были и своего рода «премиальные»: одежда казненного принадлежала мастеру топора. Принимая на эшафоте приговоренного к смерти высокородного господина, палач оценивал, крепки ли его штаны и не слишком ли стоптаны туфли.

Впрочем, у «работников топора» были и дополнительные источники заработка.

ПОБОЧНЫЕ ПРИРАБОТКИ

Палач занимался не только казнями и пытками. Первоначально он осуществлял надзор от магистрата за городскими проститутками. Позорная должность смотрителя борделя была очень прибыльной. Городские власти скоро осознали, какого они сваляли дурака, отдав городскую секс-индустрию в чужие руки, и к началу XVI века эта практика была повсеместно прекращена.

До XVIII века палач отвечал за очистку городских общественных уборных, то есть выполнял функции золотаря. Во многих городах палач выполнял и функции живодера: занимался отловом бродячих собак. А еще палач убирал с улиц падаль, изгонял прокаженных.

Однако, по мере того как росли города, у палачей становилось все больше и больше основной работы, и постепенно их начали освобождать от несвойственных им функций, чтобы не отвлекались.

В частном порядке многие палачи занимались врачеванием. По характеру своей работы они очень хорошо знали анатомию. Если городские врачи для своих исследований вынуждены были воровать трупы с кладбищ, то палачи проблем с «наглядными пособиями» не испытывали.

Не было в Европе лучших травматологов и мануальных терапевтов, чем мастера пыток. Екатерина II упоминала в мемуарах, что позвоночник ей лечил знаменитый специалист — палач из Данцига.

Не брезговали палачи и незаконными приработками. Чернокнижникам и алхимикам для их занятий требовались то отрубленная у преступника кисть, то веревка, на которой его повесили. Ну где все это взять, как не у палача?

И еще палачи брали взятки. Давали родственники приговоренных к мучительной казни: «Ради всего святого, подарите ему быструю смерть». Палач брал деньги, душил беднягу и на костре сжигали уже труп.

Палач мог убить приговоренного к бичеванию: провести экзекуцию так, что бедняга умирал на третий-четвертый день после казни (так сводили счеты). И, наоборот, мог только вспарывать кнутом приговоренному кожу на спине. Море крови, зрители довольны, и только палач и привязанный к столбу казнимый знали, что основную силу удара кнута принимает на себя столб.

Платили даже приговоренные к смерти, чтобы палач постарался и отрубил голову с одного удара, а не тюкал 3-4 раза.

В Германии и Франции палачи были весьма состоятельными людьми. Но, несмотря на это, работа палача считалась малопочтенным занятием, их не любили, их боялись и обходили третьей дорогой.

КАСТА ОТВЕРЖЕННЫХ

Социальный статус палачей был на уровне проституток и актеров. Дома их обычно находились за чертой города. Возле них никто никогда не селился. Палачи имели привилегию брать на рынке продукты даром, потому как многие отказывались принимать у них деньги. В церкви они должны были стоять у самой двери, позади всех, и к причастию подходить последними.

В приличных домах их не принимали, поэтому общались палачи с такими же париями — могильщиками, живодерами и палачами из соседних городов. В этом же кругу искали себе спутника или спутницу жизни. Поэтому в Европе практиковали целые династии палачей.

Работа была опасной. На палачей нападали, палачей убивали. Это могли сделать как сообщники казненного, так и толпа, недовольная проведением казни. Герцогу Монмуту неопытный палач Джон Кетч отрубил голову с 5-го удара. Толпа ревела от негодования, палача увели с места казни под охраной и посадили в тюрьму, чтобы спасти от народной расправы.

ХОЧУ СТАТЬ ПАЛАЧОМ

Высококвалифицированных палачей было мало. Каждый город, имевший своего «специалиста», дорожил им, и почти всегда в договор о найме вносился пункт, что палач должен подготовить себе преемника. Как же становились профессиональными палачами?

Чаще всего палачами становились по наследству. У сына палача фактически не было иного выбора, кроме как стать палачом, а у дочери — стать женой палача. Старший сын принимал должность отца, а младший уезжал в другой город.

Найти себе место палача не составляло труда, во многих городах эта вакансия пустовала в течение долгих лет. В XV веке многие польские города не имели своего мастера и вынуждены были брать на прокат специалиста из Познани.

Часто палачами становились приговоренные к смерти, покупая себе такой ценой жизнь. Кандидат становился подмастерьем и под началом мастера осваивал ремесло, постепенно привыкая к крикам истязуемых и крови.

ЗАКАТ ПРОФЕССИИ

В XVIII веке европейские просветители расценивали привычные средневековые казни уже как дикость. Однако смертельный удар по профессии палача нанесли не гуманисты, а вожди Великой французской революции, поставив казни на поток и введя в процесс гильотину.

Если владение мечом или топором требовало навыков, то с гильотиной мог управиться любой мясник. Палач перестал быть уникальным специалистом.

Постепенно ушли в прошлое публичные казни. Последняя публичная казнь в Европе была произведена во Франции в 1939 году.

На гильотине под несущиеся из открытых окон звуки джаза был казнен серийный убийца Эжен Вейдман. Рычаг машины повернул потомственный палач Жюль Анри Дефурно.

Сегодня еще 60 с лишним стран практикуют смертные приговоры, существуют в них и профессиональные палачи, работающие по старинке мечом и топором.

Мохаммед Саад аль-Беши, палач Саудовской Аравии (стаж работы с 1998 года), работает мечом, отсекая руку, ногу или голову с одного удара. На вопрос, как он спит, отвечает: «Крепко».

Клим ПОДКОВА


казнь, пытки, палач


Другие статьи по теме:


Всего комментариев: 0
avatar