"Не знать истории — значит всегда быть ребенком" (Цицерон)
"Летопись" в Twitter    "Летопись" в Google+   "Летопись" в Контакте            


» » Антропологический некрономикон. От чего умирали в каменном веке?
Антропологический некрономикон. От чего умирали в каменном веке?
Категория: | Археология 23.06.2015 1410 1

Современному человеку жизнь древнего охотника нередко представляется в двух крайних вариантах: либо кромешным адом, где за каждым кустом сидел в засаде саблезубый мамонт, либо солнечным Эдемом, где наши пращуры, нагие и счастливые, вкушали дары природы в окружении непуганых овечек, зайчиков и павлинов.

Житель западного мегаполиса, воспитанный на приключенческой литературе и кино, чаще тяготеет к первому «остросюжетному» варианту. Приятно, щёлкая пультом в тёплой комфортабельной квартире, посочувствовать бедолагам, которые еле сводили концы с концами, ежеминутно… нет, ежесекундно рискуя своей головой.

Саблезубый динофелис поймал на обед австралопитека. Художник — Роман Евсеев

Немало написано о том, как жили, что ели, какими искусствами увлекались и даже каким сексом занимались древние люди. Давайте поговорим о том, как они… умирали. Что об этом известно и откуда это известно?

Вопросами причин смерти (наряду с изучением древних болезней, травм и т. п.) занимается специальный раздел современной антропологии — палеопатология человека. Палеопатологи, в некотором смысле, близки современным криминалистам, часто используют сходные методики — как мы увидим ниже, это вполне логично.

Реконструкция захоронения неандертальца в Ла-Шапель-о-Сен. Дарвиновский музей, Москва. Фото — А. Соколов

Разница лишь в сложности задачи: если криминалисту — судмедэксперту нужно установить причины смерти, произошедшей, допустим, несколько лет назад, у палеопатологов давность преступления «слегка» побольше — счёт идёт на тысячелетия. Всё, что есть в распоряжении — костные останки, часто деформированные, фрагментарные, разрозненные.

Поэтому специалисты-палеопатологи — в отличие от авторов популярных книжек — крайне осторожны в своих оценках.

«Трудно напрямую сопоставлять болезни современных и ископаемых людей, так как палеопатологи ограничены в информации о большом числе болезней из-за специфического источника исследования (разрозненные фрагменты скелета, иногда мумии), — говорит член-корреспондент РАН, директор НИИ и Музея антропологии МГУ, д. и. н. Александра Петровна Бужилова. — В последние годы арсенал методов увеличился.

Мы можем уже рассуждать о присутствии того или иного заболевания, опираясь и на генетику, а не только на морфологию, которая иногда не даёт точных данных (например, геном неандертальцев дал возможность убедиться о наличии диабета 2 типа). Ещё сложнее на палеоматериале для каждого индивида определить причину смерти (наиболее вероятные случаи для палеопатологов: травмы со смертельным исходом, злокачественные новообразования)».

Итак, как ни грустно это звучит: в большинстве случаев для ископаемых останков причину смерти установить невозможно. По многим находкам споры на эту тему ведутся десятилетиями. Своей ли смертью умер неандерталец из пещеры Шанидар?

А кто ж его знает, сердешного! На ребре мы видим след от удара острым предметом — значит, не своей? Но повреждение, кажется, имеет следы заживления — так значит, удар не был смертельным?

Кроме того, даже если у нас есть статистика смертельных случаев, то насколько она отражает реальную ситуацию? Ранние стадии эволюции человека представлены единичными находками. В частности, австралопитеков подарили научному миру древние хищники, объедками со стола которых — включая кости гоминид — щедро нашпигованы брекчии карстовых пещер в Южной Африке.

Но это, конечно же, не значит, что желудок саблезубой кошки был типичным местом упокоения австралопитека. Просто останки тех, кто мирно скончался в окружении семейства посреди саванны, были растащены падальщиками, изжарены солнцем, развеяны ветром, подъедены насекомыми, переработаны бактериями… Нам ничего не осталось.

Ещё один пример. Многочисленные останки неандертальцев дошли до нас благодаря намеренным погребениям. Но всех ли своих покойников хоронили неандертальцы? Видим ли мы реальную картину смертности? А вдруг неандертальцы погребали избирательно, лишь в особых случаях? Такую мысль высказал известный американский антрополог Эрик Тринкаус.

Допустим, хоронили только безвременно умерших, молодых — а мы по этим искусственно искажённым данным сделаем вывод о низкой продолжительности жизни? (Всё же, поскольку у нас есть находки уже нескольких сотен неандертальцев, мы надеемся, что распределение находок в какой-то степени отражает реальность)

Вот после всех этих оговорок и поправок можно приступить к разговору о смертности…

В каком возрасте умирали?

Возраст древних людей антропологи стараются определить по различным признакам — прежде всего, по зубам (для невзрослых индивидов — по прорезыванию молочных или постоянных зубов, для взрослых — по состоянию самих зубов), по размерам и состоянию костей, по швам черепа — насколько они заросли, и т. д.

Сами понимаете, все методы имеют свою погрешность, кроме того, у древних гоминид процессы взросления и старения могли отличаться от наших. Тем не менее, получается вот такая картина — привожу таблицу из книги А. П. Бужиловой «Homo sapiens: история болезни»:

Показатель среднего возраста умерших в эпоху каменного века

  Мужчины, лет Женщины, лет В среднем, лет
Australopithecus robustus
2,5 млн л. н. — 900 тыс. л. н.
    19,8
Australopithecus africanus
3,5 млн л. н. — 2,4 млн л. н.
    22,9
Homo erectus
1,5 млн л. н. — 400 тыс. л. н.
    22,8
Неандертальцы
130 тыс. л. н. — 28 тыс. л. н.
    22,9
Ранние формы современного
человека эпохи мустье

200 тыс. л. н. — 40 тыс. л. н.
    26,2
Люди верхнего палеолита
40 тыс. л. н. — 10 тыс. л. н.
33,3 28,7 31,0
Мезолитические группы 35,3 29,3 32,3
Неолитические группы 34,3 29,8 32,1

Как видим, древние гоминиды, начиная от австралопитеков и заканчивая неандертальцами, в среднем не доживали до 25 лет — а это возраст расцвета сил даже для шимпанзе! Получается, что гибли молодыми… Это не значит, что никто из них не достигал преклонного возраста — такие находки есть! Старик из Дманиси 1,8 млн лет назад к моменту смерти уже давно потерял все зубы (картина, кстати, совершенно нереальная среди человекообразных обезьян.

Существование беззубых стариков — свидетельство истинно человеческой заботы о ближнем). Неандерталец из Ла-Шапелль-о-Сен, также беззубый, весь скрючен артритом и артрозом. Но дожить до седин, видимо, удавалось крайне редко. Зато детская и младенческая смертность у неандертальцев по имеющимся данным достигала 50%! О чем говорит такая картина? О крайне тяжёлой жизни, жизни на пределе возможностей.

После прихода кроманьонцев в Европу, с наступлением верхнего палеолита, продолжительность жизни возрастает — аж до 33 лет у мужчин и 29 у женщин. (Заметим, что вплоть до конца XVIII века мужчины в среднем жили дольше женщин — прежде всего, за счёт смертности при родах. С развитием медицины ситуация изменилась — с тех пор женщины по долголетию стабильно превосходят мужчин.)

33 года. Жутко! Но для многих человеческих групп столь короткий век был характерен вплоть до 1900 года. Причины? Множество опасностей, действительно подстерегавших людей каждый день, и отсутствие медицинской помощи. Для неандертальцев и кроманьонцев, населявших Евразию в ледниковый период, следует добавить ещё и такой мощный стрессовый фактор, как холод…

От чего же умирали?

Болезни

В те незапамятные времена, когда под рукой ещё не было мобильного телефона, чтобы вызвать «скорую», любая серьёзная болячка с высокой вероятностью означала смерть. Разумеется, спустя тысячелетия идентифицировать можно лишь те болезни, которые отражаются на скелете. А чтобы болезнь серьёзно поразила костную ткань, она должна перейти в запущенную форму. Нетрудно догадаться, что к этому моменту болезный уже загибался от голода или в зубах расторопного хищника… Тем не менее, вот что рассказывают нам кости.

Инфекции

Полагают, что инфекции стали частым явлением к неолиту, когда плотность населения возросла, и люди стали жить более оседло, загаживая всё вокруг своих жилищ. Кроме того, к этому времени наши предки обзавелись домашними и околодомашними питомцами, подарившими нам такие чудесные заболевания, как туберкулёз, бруцеллёз, чума…

Некая гипотетическая «тропическая инфекция», принесённая кроманьонцами в Европу, некоторыми учёными рассматривалась как одна из возможных причин вымирания неандертальцев. Фактически же, для находок древнекаменного века известные случаи инфекций единичны.

На черепе древнейшего эректуса из Гунванлина (Китай, возрастом более миллиона лет) надбровье странным образом деформировано — возможно, в результате инфекционного поражения… Хотя есть и другое возможное объяснение — травма. У другого китайца — Таньшань I (около 600 тысяч лет назад) лобная кость поражена чем-то, очень похожим на сифилис…

Череп PA 1051-6 (Гунванлин)

Французский неандерталец Ла Ферраси 1 страдал от воспаления надкостницы — периостита на обеих ногах и на руке, возможно, инфекционной природы, а может даже из-за злокачественного процесса — что, вероятно, явилось причиной смерти.

А старик из Ла-Шапель-о-Сен, уже упоминавшийся выше, помимо артритов и артрозов, согнувших его в три погибели, мучился инфекционным спондилёзом грудных и поясничных позвонков.

Онкология

Считается, что рост частоты опухолевых заболеваний среди людей коррелирует с увеличением средней продолжительности жизни. По идее, онкология в палеолите должна была встречаться крайне редко. Поэтому вероятность найти подобное на ископаемом скелете исчезающее мала. Удивительно, но такие находки все-таки есть.

Выше уже говорилось о подозрении на злокачественные образования у неандертальца Ла Ферраси. Доказанный случай костной опухоли имеется для гораздо более древнего неандертальца из Крапины (Хорватия) — возрастом более 120 тысяч лет. Невзрачный обломок левого ребра длиной 30 мм, найденный ещё в конце XIX века, недавно вновь привлёк внимание учёных.

Фрагмент тщательно изучили, в том числе путём сканирующей компьютерной микротомографии. Обнаружилась полость, очень похожая на результат опухоли, поразившей ребро (это называется «фиброзная дисплазия»). Находка костной опухоли 120-тысячелетнего неандертальца — заметное событие, дающее повод задуматься о природе и истории подобных заболеваний. Правда, предполагать, что именно эта опухоль привела к смерти, нет особых оснований. Более вероятно, что беднягу съели… Вместе с опухолью.

Фрагменты рёбер Крапина 120.71 и 120.6

Сверху — фрагмент ребра Крапина 120.71. Видна зияющая полость, оставшаяся от опухоли. Снизу — для сравнения, фрагмент здорового ребра Крапина 120.6, видна нормальная трабекулярная структура.
Прочие хвори

Да, наши далёкие предки редко страдали от инфекций и ещё реже — от онкологии, однако, чтобы жизнь раем не казалось, это с лихвой компенсировалось всевозможными болезнями суставов и позвоночника.

У неандертальцев проблемы с суставами начинались в самом юном возрасте — видимо, в силу того, что они с детства подвергались экстремальным физическим нагрузкам. К этому у жителей ледниковой Европы, обитавших в условиях нехватки ультрафиолета, прилагался рахит — следы его наблюдаются как у некоторых неандертальцев, так и у кроманьонцев.

Стоит упомянуть и анемию, древнейшие проявления которой обнаружены на черепе ребёнка возрастом полтора миллиона лет, из знаменитого Олдувайского ущелья в Танзании. Такого рода анемия вызвана нехваткой железа и встречается у современных детей в период, когда их отнимают от груди. Напомню, что источниками железа являются, прежде всего, продукты животного происхождения. Несчастному ребёнку не хватало мяса…

Мальчик из Турканы

Другой гоминид примерно такой же древности, найденный в Кении, наоборот, не ведал меры: его кости деформированы от гипервитаминоза A, возможно, вследствие поедания слишком большого количества ливера…

В завершение рассказа о болезнях, ещё один посмертный диагноз. Знаменитый мальчик из Турканы (Homo ergaster, Кения, 1,5 млн лет) страдал от стеноза — патологического сужения позвоночного канала. Из-за этого парень, вероятно, не мог нормально ходить и умер в юности. А в итоге — антропологи получили самый полный скелет человека такой древности…

Несчастные случаи…

От которых никто не застрахован. Если современного человека может сбить машина или ударить током, то древние гоминиды — дети природы — тонули в болоте, падали в пропасть, а то и с дерева (между прочим, даже у современных африканских пигмеев ака — любителей мёда — на падения с деревьев приходится более 6% всех смертей).

Несчастные случаи подарили нам ряд замечательных находок. Версия «утопления» растиражирована для знаменитой австалопитечки Люси и даже запечатлена в фильме «Одиссея первобытного человека». На самом же деле, в пользу того, что Люси утонула, говорит лишь то, что останки найдены в речных отложениях. Но тело запросто могло быть смыто в реку водным потоком уже после смерти.

Более вероятна версия гибели в катастрофическом наводнении для так называемого «Первого семейства» — останков не менее 17 австралопитеков, найденных, как и Люси, в Хадаре, в Эфиопии. С чего бы стольким скелетам валяться вместе в отложениях реки? Вот она, репетиция Всемирного потопа…

Незавидна участь трёх (а по просачивающимся в печать сведениям — четырёх, а то и пяти) австралопитеков, найденных в южноафриканской пещере Малапа. Все особи — самка, подросток и младенец — лежали рядышком на дне пещеры, представляющей собой естественную ловушку — колодец не менее 30 метров глубины. Предполагают, что вся компания ухнула в эту пропасть, где их погребло под грязевым потоком на 2 миллиона лет.

Возможно, в результате обвала в пещере погиб старый неандерталец из иракской пещеры Шанидар (который до этого успел лишиться левого глаза, правой руки, и хромал на правую ногу… Но о травмах разговор впереди).

Травмы

Активный образ жизни в «агрессивной среде», полной опасностей, — стоит ли удивляться высокому уровню травматизма у древних людей? По количеству переломов, трещин, пробитых черепов и т.п. бесспорную пальму первенства держат неандертальцы. Характер распределения повреждений на неандертальских костях Эрик Тринкаус сравнил с «комплексом участника родео».

Из этого был сделан вывод о том, что неандертальцы практиковали охоту в «полный контакт» на крупных млекопитающих — носорогов, мамонтов, быков, от которых регулярно получали сдачи. При таком стиле охоты серьёзно рисковала жизнью не только добыча, но и охотник…

Непревзойдённым рекордсменом по травматизму остаётся упомянутый выше пожилой человек из Шанидара. Как пишет антрополог, к. б. н. Станислав Дробышевский в своей книге «Достающее звено»:

 «шрам на правой стороне лба от небольшого поверхностного повреждения; сильное повреждение — вдавленный перелом внешней стороны левой глазницы, возможно, приведшее к слепоте на левый глаз; в наружном слуховом проходе разрастание костной ткани; первые нижние резцы выпали, а остальные зубы полностью стёрты и несут следы воспаления на верхушках корней; разрастания на поясничных позвонках; остеомиелит — редукция правой ключицы и ости правой лопатки; псевдоартроз суставной впадины правой лопатки; два перелома правой плечевой кости, которая к тому же была атрофирована из-за ампутации; врождённой недоразвитости или паралича правой стороны тела (соответственно, руки ниже локтя не было); сильный артрит левого локтя, правых колена и лодыжки, искривление диафиза левой большой берцовой кости; заживший перелом правой пятой плюсневой кости; дегенеративные изменения сустава первой и второй плюсневых, а также сустава правых первой пястной и медиальной клиновидной костей. Резко выраженная оссификация связок и дегенеративные изменения могут быть последствиями синдрома диффузно-идиопатического гиперостоза — заболевания из ряда оссифицирующих гиперостозов».

Уф! Впрочем, погиб старичок, как мы писали, от обвала в пещере — видимо, при землетрясении…

Справедливости ради, высокий травматизм характерен и для наших прямых предков — древних сапиенсов. Травма на лобной кости 4-хлетнего ребёнка Схул 1 (Ближний Восток, более 100 тысяч лет назад) — вероятно, стала причиной смерти: следов заживления нет. Эталонным кроманьонцам из того самого французского грота Кро-Маньон тоже досталось при жизни: у мужчины сломана бедренная кость (перелом сросся), у женщины перелом лобной кости — то ли заживший, а то ли нет…

Интересный факт, о котором пишет А. П. Бужилова: с переходом от верхнего палеолита к мезолиту (когда плотность населения возросла) растёт и число черепно-мозговых травм, в первую очередь у мужской части населения — они встречаются у каждого второго-третьего индивида!

Драчливая эпоха? Удивительно, что позднее, с распространением земледелия, подобные травмы встречаются редко, хотя плотность населения должна была ещё увеличиться! Видимо, земледельцы, осев на своём огородике, обзаведясь семьёй и хозяйством, успокоились и стали больше думать о светлом будущем и меньше о том, как бы свести счёты с соседями…

Хищники

Фрагмент черепа SK 54 со следами от зубов. Вверху — фрагмент черепа SK 54 со следами от зубов. Для сравнения, ниже — челюсть леопарда. Йельский музей естественной истории Пибоди.

Можно сказать, что человеческий род выковывался под действием постоянного пресса со стороны африканских хищников, и многими особенностями своего поведения мы можем быть обязаны им — древним саблезубым тварям.

На большинстве костей ранних гоминид имеются следы зубов хищных животных — другое дело, что трудно установить, хищник ли тащил за ногу упиравшуюся и визжащую жертву, или гиена пришла справить свою тризну по уже отправившемуся в мир иной двуногому.

В ряде случаев, всё же, нападение хищника является наиболее вероятной причиной смерти. Детёныш австралопитека из Таунга — самая первая находка, по которой описали род австралопитеков ещё в 1924 году, — видимо, был растерзан крупной хищной птицей.

Характерные следы имеются на мордочке несчастного ребёнка. Другой показательный пример — череп детёныша массивного австралопитека SK 54 из Южной Африки. На его темени — две дырки, очень похожие на те, что оставляют клыки современных леопардов.

Первым людям — потомкам австралопитеков — тоже приходилось несладко. Знаменитые Homo habilis из Олдувайского ущелья, вероятно, закончили свою жизнь в желудке крокодила. По крокодильим останкам из Олдувая был даже описан отдельный вид с красноречивым названием Crocodylus anthropophagus — крокодил-людоед.

Представьте себе шестиметровое чудище с треугольными рогами на макушке, в пасти которого исчезает жалобно кричащий Homo habilis (а всего-то водички пришёл попить!). Одному из хабилисов особенно не повезло — если такое выражение тут уместно: на берцовой кости OH35 обнаружились следы и крокодильих, и леопардовых зубов. Как в страшном сне: крокодил и леопард тянули в разные стороны…

Крокодил нападает на хабилиса

Но проходит всего несколько сотен тысяч лет, и ситуация радикально меняется. Начиная с гейдельбергского человека останки гоминид — жертв хищников науке почти неизвестны. Власть переменилась?! Из пугливых жертв наши предки превратились в эффективнейших охотников.

И, тем не менее, даже для новоявленных «царей природы» столкновения с хищниками были неизбежны. Ведь теперь гоминиды конкурировали с крупными кошками за добычу, а кое-кого — пещерных медведей — даже приходилось выгонять из логова, чтобы заселить его самому (а жареного медведя можно будет подать на стол в честь новоселья). Какой косолапый согласится отдать жилплощадь без боя? Стены пещер, вероятно, были свидетелями впечатляющих схваток.

Совсем недавно в журнале Archaeological and Anthropological Sciences вышла статья, авторы которой описывают фрагмент теменной кости неандертальца из испанской пещеры Кова Негра. На этом фрагменте отчётливо видны два следа от клыков, точь-в-точь такие же, как на уже упомянутом черепе австралопитека из Южной Африки. Ещё одна жертва леопарда? Авторы исследования идут дальше. Они берут современную судебную статистику по нападениям хищников на людей (представьте, есть и такая).

Смотрят, с какой частотой, какие части тела эти хищники кусали; как распределяются повреждения на скелете (например, медведь хватает за голову; кошка прыгает сзади и вгрызается в затылок; волки налетают со всех сторон, хватают за руки-ноги и валят). Полученную картину сравнили со статистикой по неандертальцам и по ранним сапиенсам. И выявили хорошее совпадение! «Мы недооцениваем роль древних хищников, — говорят авторы статьи — возможно, древним людям чуть ли не ежедневно приходилось отбивать их атаки».

Фрагмент теменной кости неандертальца из Кова Негра, со следами от клыков.

Убийства

Щекотливая и любимая народом (по понятным причинам) тема — убийства, каннибализм и прочие страсти «у древних дикарей». И опять, реальные знания прозаичнее и скуднее картинок из популярных книг. «Строго доказанных» случаев убийств из палеолита — единицы. Отнюдь не потому, что древние были белыми и пушистыми.

Даже по наиболее очевидным, казалось бы, случаям, при большом желании, можно поспорить (а скептики в научном мире всегда найдутся).

В который раз вспомним неандертальца из Шанидара, только не старика, а помоложе — Шанидар 3. След от острого предмета на его девятом ребре — следствие враждебной атаки, или результат «неосторожного обращения с оружием», или несчастный случай на охоте?

Наконец, по костным останкам крайне сложно определить: явилось ли то или иное повреждение непосредственной причиной смерти? О травмах со следами заживления можно, конечно, сказать: человек страдал, но пережил эту неприятность. А если явных следов заживления нет? Об иных вмятинах, трещинах, пробоинах на черепах десятилетиями спорят:

  1.  удар острым камнем?
  2.  погрызла гиена?
  3.  давление осадочной породы, обвал?
  4.  плуг трактора или лопата археолога?

Конечно, то что мы знаем о наших ближайших родственниках — шимпанзе (которые, как показали наблюдения, иногда убивают и даже едят друг дружку), не оставляет сомнений: древний Каин жил задолго до появления вида Homo sapiens. Совсем недавно на мировых новостных лентах замелькали заголовки: «Раскрыто древнейшее в мире убийство».

Древнейшее из известных нам, конечно. Сима де лос Уэсос, «Пещера костей» на севере Испании, 430 тысяч лет назад. Счёт найденным здесь останкам гейдельбергского человека идёт уже на сотни. Как они сюда попали? Точно не стараниями хищников (следов зубов на костях практически нет). В саму пещеру есть только один путь — через 13-метровый колодец. Судя по составу костей, тела падали на дно пещеры целиком. Случайное падение ещё более сомнительно — ладно бы пара скелетов, но 29 человек! Им явно «помогли»…

Исследователи обратили внимание на характерные повреждения на черепе номер 17: два аккуратных пролома похожей формы на левой части лба. Тщательный анализ формы, ориентации, особенностей двух повреждений по всем правилам судмедэкспертизы привёл специалистов к однозначному выводу: оба пролома нанесены одним и тем же твёрдым предметом, вероятно, ещё при жизни обладателя черепа. И, судя по всему, уже первый удар оказался смертельным. Как говорится, камнем по лбу и в колодец…

Что было причиной убийства? Может, конфликт из-за женщины (пытал меня по этому поводу журналист одной радиостанции)? Красивая легенда для масс-медиа… но, строго говоря, мы не знаем точно даже пол погибшего. Каннибализм? Однозначно нет, т.к. на черепе отсутствуют какие-либо другие следы «разделки», кроме упомянутых вмятин.

Ритуальное убийство? Но мы не видим посмертных манипуляций с телом, частых в таких случаях. Наиболее вероятна (хотя и недоказуема) версия обычной «бытовухи». Что не поделили предки неандертальцев 430 тысяч лет назад? Кусок мяса? Тёплый угол в пещере? Кто знает…

Череп 17 из Сима де лос Уэсос

И ещё одно раскрытое преступление — с территории нашей страны. Владимирская область (сейчас — фактически, черта города Владимира), знаменитая верхнепалеолитическая стоянка Сунгирь, на площади более 5 тысяч квадратных метров — по количеству находок и тщательности их описания, безусловно, одна из крутейших в мире…

В одном из погребений примерно 30 тысяч лет назад был захоронен пожилой мужчина — высокого роста, атлетического телосложения. Скелет прекрасной сохранности. Тело на спине, руки скрещены, тысячи бус из костей и зубов животных, браслеты, украшения, каменные и костяные орудия…

Судя по богатству погребения, этот человек занимал высокое положение в своём сообществе. Кстати, повреждение на лобной кости, первоначально интерпретированное как травма, оказалось именно этим самым — следом от удара лопатой при раскопках (да, бывает!).

Ещё интересней: некоторые части скелета были впоследствии утеряны (и такое бывает!), но в 2009 году часть останков обнаружена в отдельном пакете, вперемешку с костями от совсем другого памятника. Среди этих, заново открытых останков нашёлся первый грудной позвонок, на котором, с помощью рентгена, исследователи обнаружили повреждение от удара острым предметом — вероятно, дротиком или копьём. Следов заживления нет — рана оказалась смертельной. Кому ты перешёл дорогу, большой человек из Сунгиря?..

И конечно, каннибализм — куда ж без него. Здесь предположений много, но доказанного, как обычно, мало. Из канонических примеров — подозрительного вида вмятины на черепах синантропов в Чжоукоудяне (то ли люди так обошлись с ними, то ли гиены…); куча обожжённых (вроде бы) и искромсанных в капусту (вроде бы) неандертальских костей в Крапине (Хорватия); человеческие кости с надрезами в местах прикрепления мышц вперемешку с костями других животных в Гран Долина, Испания (около миллиона лет назад!).

Жутчайший каннибальский пир 49 тысяч лет назад устроили неандертальцы в испанской пещере Эль-Сидрон. Об этом красноречиво говорят раздробленные кости то ли 12, то ли 13 человек — включая череп ребёнка, с которого вообще сняли скальп. Жесть! При этом отметин от зубов животных на останках мало. Люди подъели всё, падальщики ушли несолоно хлебавши…

Челюсть из пещеры Эль-Сидрон с царапинами от каменных орудий

Мрачные, но единичные примеры каннибальской практики не должны сбивать нас с толку. Нет оснований всерьёз утверждать, что древние люди отличались особым пристрастием к поеданию себе подобных. Да, изредка, с голодухи, подобное могло случаться — но этим, как мы знаем, в экстремальных ситуациях могут грешить даже наши современники (примеры вам известны).

Наш краткий обзор подходит к концу. Что добавить? Пожалуй, что сложнее всего выяснить причину смерти в случае, если это смерть… своя. Не убили, не съели, не утонул, не свалился с дерева, не напоролся на копье, не надышался фтором (как питекантроп из Триниля). Просто умер. От старости. Такая смерть не оставляет следов.

К чему мы пришли? Что обрели, а что потеряли? Нам не светит перспектива попасть на зубок к леопарду, или загнуться от голода после банального перелома ноги (последние несколько тысяч лет медицина творит чудеса). Зато древний человек не мог стать жертвой ДТП, получить пулю / осколок / лучевое поражение на войне или отравиться палёной водкой.

Не страшен был в палеолите высокий холестерин и диабет 2-го типа (хоть палеогенетика и показала для неандертальцев склонность к диабету, но где ж ему проявиться при жизни впроголодь).

И всё же, сытость некоторой части населения планеты, победа над многими страшными недугами и положительная динамика продолжительности жизни (которая выросла вдвое за какие-нибудь 400 лет) внушают оптимизм.

Источник
первобытные люди, Первобытный человек, Каменный век


Другие новости по теме:

Всего комментариев: 1
avatar
1 iaranizakir • 01:54, 27.05.2016
Могу предположить, отчего обнаруживаются останки преимущественно молодых палеолитических людей. На мой взгляд, вполне вероятно, что археологи находят большей частью останки людей, либо забравшихся умирать в пещеры, либо занесенных туда своими спутниками при путешествиях вдали от своей основной стоянки (так как не хватало рук, чтобы похоронить). Имеются, конечно, случаи находок захоронений в пещерах, но все же более вероятным видится, что пещеры люди предпочитали использовать для жилья, а покойников хоронить где-нибудь в стороне (мы же тоже не хороним покойников в квартирах). То есть, археологам попадаются останки людей, оказавшихся в мертвом состоянии в пещере случайно. А это, прежде всего, и могли быть молодые, крепкие люди, которые выходили на охоту или в путешествия и вследствие несчастного случая терялись. Пожилые же далеко от основной стоянки не уходили, умирали в окружении своих сородичей, которые затем выносили их из пещер и где-нибудь хоронили на открытом месте. Естественно, их захоронения отыскать практически невозможно. Против версии о крайне низкой продолжительности жизни говорит тот факт, что 30 лет - слишком уж молодой возраст. Учитывая высокую детскую смертность и периодические недоедания, представляется маловероятным, что женщины лет за 15 могли выносить и родить достаточное для непрерывного продолжения рода число жизнеспособных детей. В связи с плохим питанием они должны были продолжительное время отдыхать между родами. Если предположить, что они рожали раз в три года, то за всю жизнь должны были произвести около 5 детей. Половина детей умирала в младенчестве,  остается 2 - 3 ребенка, из которых наверняка кто-то еще умрет до половозрелости. Для такого опасного и тяжелого быта, как в палеолите, слишком низкий прирост: любое серьезное бедствие, и вся популяция будет обречена на вымирание. Значит, люди за свою жизнь должны были иметь возможность произвести больше детей и в среднем хотя бы лет до сорока (те, кто умирал в детстве, конечно, не в счет).
avatar