"Не знать истории — значит всегда быть ребенком" (Цицерон)
"Летопись" в Twitter    "Летопись" в Google+   "Летопись" в Контакте            

Экология и человек: Кыштымская трагедия
Главная » Статьи » Категория: История России 02.04.2015, 01:59 1700 0

Челябинскую область часто называют Уральской Швейцарией. Это действительно красивый край, способный показать всему миру красоты Русской земли. Южный Урал вместил в себя величественные горные хребты, горные реки, леса и степи, это край даже не с тысячей, а с тремя тысячами озер.

Но, к сожалению, Челябинская область, в отличие от Швейцарии, больше знаменита не курортами, а двумя экологически неблагополучными зонами — Карабашем и Кыштымом. И обе они — творение рук человеческих.

НИЧТО НЕ ВЕЧНО

Кыштымская трагедия 1957 года стала предвестником Чернобыльской. Но так получилось, что заговорили о Кыштыме только спустя 30 лет, когда грянул Чернобыль. Чернобыльскую АЭС накрыли бетонным саркофагом, а Кыштымскую трагедию — саркофагом информационным.

Одна из крупнейших в мире радиационная техногенная авария 29 сентября 1957 года произошла на химкомбинате «Маяк», расположенном в городе Озерске. Но тогда этот город был жутко засекреченным, его даже на картах не было, а в официальных документах его именовали Челябинск-40. Кыштым же просто оказался ближайшим к Озерску городом.

По большому счету, жители Южного Урала оказались заложниками мировой политики. После демонстрации американцами мощи ядерного оружия в Хиросиме и Нагасаки в 1945 году мир вступил в новую фазу — гонку ядерных вооружений. Вскоре, 8 июня 1948 года, в Озерске был запущен первый советский реактор по наработке оружейного плутония «Аннушка», и это позволило СССР догнать Америку. 

Что он и продемонстрировал 29 августа 1949 года, проведя испытание первой советской атомной бомбы. Однако постепенно в гонке вооружений начали все более утрачивать производственную и экологическую безопасность. Говорят, что в 1950-х годах ПО «Маяк» стало бесконтрольно сливать ядерные отходы в реку Теча. Да и на самом комбинате не все было ладно, хотя без особых затрат предприятие сумело повысить мощность атомных реакторов в пять раз. 

Комплекс-хранилище отходов в нем запустили в 1953 году, но контрольно-измерительные приборы, взятые в основном с предприятий химической промышленности, не выдерживали условий радиационного производства и выходили из строя. Довольно быстро перестала функционировать и система автоматического контроля. 

Радиоактивные отходы накапливались в контейнерах из нержавеющей стали и бетона, для охлаждения которых использовались трубки с циркулирующей водой. Но в 1956 году охлаждающие трубки в одном из контейнеров стали подтекать и были отключены. Вроде бы мощные контейнеры с полутораметровыми стенками и «кастрюлей» из нержавеющей стали сами по себе были надежным хранилищем. Не зря их прозвали «банками вечного хранения». Но еще раз проявилась правота утверждения, что ничего вечного в этом мире нет. Пренебрежение мерами безопасности обернулось трагедией.

ЖЕЛТЫЙ ДЫМ

29 сентября 1957 года дежурный техник Комаров заметил, что из емкостей с радиоактивными отходами выделяется большое количество желтого дыма. Он доложил об этом начальнику смены. Дежурная ремонтная бригада обследовала хранилище, но ограничилась только включением вытяжной вентиляции. Не прошло и часа, как грянул взрыв.

Официальная причина аварии излагается так: «Нарушение системы охлаждения вследствие коррозии и выхода из строя средств контроля в одной из емкостей хранилища радиоактивных отходов, объемом 300 кубических метров, обусловило саморазогрев хранившихся там 70-80 т высокоактивных отходов преимущественно в форме нитратно-ацетатных соединений.

Испарение воды, осушение остатка и разогрев его до температуры 330-350 градусов привели 29 сентября 1957 года в 16 часов по местному времени к взрыву содержимого емкости. Мощность взрыва оценивается в 70-100 т тринитротолуола».

Громыхнуло так, что мало не показалось. В радиусе одного километра от эпицентра во всех домах разлетелись стекла. Солдаты в казармах полка, охранявшего комбинат, даже решили, что началась война, и побежали за оружием. После взрыва возник огненный гриб, шляпа которого разошлась по небу и закрыла солнце. Во время яркого солнечного дня в Озерске наступила темнота, и только столб дыма над городом высотой до километра мерцал оранжевокрасным светом.

По какой-то счастливой случайности в результате мощнейшего взрыва на химкомбинате никто не погиб. Однако ядерный джинн уже был выпущен на волю. В атмосферу было выброшено около 20 млн кюри радиоактивных веществ. Они были подняты взрывом на высоту 1-2 км и образовали облако, которое ветер разнес на протяжении 300-350 км по Челябинской, Свердловской и Тюменской областям.

В зоне радиационного загрязнения оказалась территория площадью 23 000 кв. км с населением 270 000 человек в 217 населенных пунктах. Радиационному облучению подверглись 127 тысяч человек.

КАША С РАДИАЦИЕЙ

Радиация уже начала свое смертоносное действие, а люди еще оставались в неведении. Стоял теплый осенний день. Люди гуляли по улицам, на стадионе «Химик» в Озерске шел футбольный матч, на трибунах сидело много болельщиков. Рядом с ПО «Маяк» располагалась небольшая зона, заключенные которой работали на комбинате, и военная часть строителей. И тут и там настало время ужина. 

Радиоактивно опасная зона в окрестностях ПО "Маяк". Наши дни.

 

Спустя полчаса облако пыли, поднявшееся в воздух от взрыва, начало опадать вниз черной сажей, покрывшей все вокруг. Радиационная пыль посыпалась на столы и солдатам, и зекам, попадая в кашу. Но те только выбрасывали из мисок камушки и продолжали трапезу.

Между тем на ликвидацию аварии уже отправлялись группы солдат и рабочих-комбината. Никаких средств защиты, даже респираторов, им не выдавали. Казалось, что для властей главным было не спасти людей, а скрыть от них опасность аварии. Глава государства Н. С. Хрущев позвонил министру Е. П. Славскому, руководившему Минсредмашем, в структуру которого входила атомная отрасль, и отчитал его: «Через месяц 40-летие Октября, приедут гости со всего мира, а вы мне такой сюрприз приготовили?! Вылетайте на место и сразу доложите мне о ликвидации аварии или что там у вас...»

В одной из челябинских газет, чтобы пресечь слухи о радиационной аварии, написали, что необычное свечение, которое наблюдали многие челябинцы вечером 29 сентября, не что иное, как полярное сияние. В статье сослались на Ломоносова и пообещали, что полярные сияния можно будет наблюдать на широтах Южного Урала и впредь.

Конечно, меры к ликвидации последствий аварии предпринимались. Были отселены жители 23 деревень, а их имущество и скот уничтожены. Но проходили они в режиме строжайшей секретности. Например, причиной переселения людей из деревень называли обнаруженное неподалеку месторождение нефти. А врачам запрещали ставить диагноз «лучевая болезнь». 

Сам факт взрыва на химкомбинате «Маяк» в СССР официально подтвердили только в 1989 году на сессии Верховного Совета СССР. А между тем специалисты утверждают, что если бы не режим секретности после Кыштымской трагедии, то удалось бы избежать многих просчетов при ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС 26 апреля 1986 года.

Олег ЛОГИНОВ


кыштым, ядерная энергетика




Всего комментариев: 0
avatar