"Не знать истории — значит всегда быть ребенком" (Цицерон)
"Летопись" в Twitter    "Летопись" в Google+   "Летопись" в Контакте            

Планы Гитлера на Крым
Главная » Статьи » Категория: История России 27.09.2014, 19:40 4442 0

Споры о статусе Крыма, разгоревшиеся с новой силой после присоединения полуострова к России, на самом не утихают со времен Великой греческой колонизации. «Исторически обоснованные» претензии на территорию Крыма в свое время выдвигал даже Третий рейх, правители которого считали полуостров «исконной германской территорией». Причем свою позицию по Крыму гитлеровская Германия пыталась подтвердить очень оригинальным способом.

Изменение политического статуса советских республик являлось основной целью Германии в войне против СССР. В том, что этот статус будет изменен, не сомневался ни один из лидеров Третьего рейха. Однако на практике будущее послевоенное устройство на оккупированных территориях вызывало наибольшее количество споров среди нацистской военнополитической элиты. Если военный режим мог носить только временный характер, то гражданская администрация, напротив, должна была стать переходной формой на пути к будущему политическому устройству всего «восточного пространства».

Каким оно будет после победы Германии? На этот вопрос следовало ответить как можно быстрее, и - с как можно большей политической ясностью. Проекты по «организации» имелись для всех республик Советского Союза. Что же касается Крыма, то нацисты, при всей важности этого полуострова, так окончательно и не решили его судьбу. Но административные планы были только одной из сторон будущего статуса Крыма. Не секрет, что это многонациональный регион.

И поэтому, какие бы планы нацисты ни строили, в своих выкладках они не могли пройти мимо межнациональных отношений на полуострове. Что следовало делать с населявшими Крым народами? Приходится признать, что в целом, при всем радикализме нацистской национальной политики, решение этого вопроса также осталось на уровне теорий.

ПЛАН АЛЬФРЕДА РОЗЕНБЕРГА

Задачи Германии в войне против СССР были окончательно сформулированы 30 марта 1941 года на совещании высшего нацистского военно-политического руководства. С военной точки зрения планировалось разгромить Красную Армию и достигнуть линии Архангельск - Астрахань, а в политической плоскости необходимо было сделать так, чтобы, как сказал Гитлер, «никакая организованная сила не могла противостоять немцам по эту сторону Урала».

 Завершая свое выступление, он выразился более конкретно: «Наши задачи в отношении России - разгромить ее вооруженные силы, уничтожить государство». А для управления захваченными советскими территориями фюрер предложил создать «протектораты»: в Прибалтике, на Украине и в Белоруссии. Слово «протекторат» здесь взято в кавычки намеренно. Конечно, это не должны были быть протектораты как в Чехии и Моравии. Скорее речь шла только о политической ширме и не более.

Это мартовское совещание знаменательно еще и тем, что на нем все вопросы будущего административно-политического планирования на «восточных территориях» были переданы в ведение Альфреда Розенберга - главного нацистского теоретика, а по совместительству - знатока межнациональных отношений. Уже 2 апреля 1941 года Розенберг представил первый меморандум, в котором отразил свои взгляды на политическое будущее Советского Союза после его разгрома.

В целом он предлагал разделить его на семь регионов: Великороссия с центром в Москве; Белоруссия с Минском или Смоленском в качестве столицы; Балтенланд (Эстония, Латвия и Литва); Украина и Крым с центром в Киеве; Донская область с Ростовом-на-Дону в качестве столицы; Кавказский регион; Туркестан (советская Центральная Азия).

Согласно концепции, изложенной в этом документе, Россия (или, вернее, то, что от нее оставалось) должна была быть отрезана от остального мира кольцом нерусских государств. Однако на этом «реформы» не заканчивались: по замыслу Розенберга она теряла целый ряд территорий с русским населением в пользу государственнотерриториальных образований, которые создавались по соседству.

 Так, Смоленск отходил к Белоруссии, Курск, Воронеж и Крым - к Украине, а Ростов-на-Дону и нижняя Волга - к Донской области. В будущей Великороссии необходимо было «полностью уничтожить еврейско-большевистскую администрацию», а сама она должна была «подвергнуться интенсивной экономической эксплуатации» со стороны Германии. Кроме того, это территориальное образование получало статус даже гораздо ниже, чем у окружавших его соседей, и превращалось, по сути, в «приемник для всех нежелательных элементов с их территорий».

Этот план вызвал существенные замечания Гитлера, который считал, что будущие административные единицы на «восточных землях» не следует делать такими дробными и искусственными. Например, создание отдельной Донской области не было, на его взгляд, обусловлено ни политически, ни экономически, ни даже с точки зрения национальной политики. Это же касалось и Белоруссии. Фюрер считал, что ее можно объединить с Прибалтикой -так будет более удобно с административной точки зрения. И подобные замечания были высказаны практически по всем пунктам меморандума Розенберга. Однако следует признать, что генеральной линии документа они почти не затронули.

20 июня 1941 года в Берлине состоялось очередное совещание высшего военно-политического руководства Третьего рейха, на котором Розенберг представил Гитлеру очередной меморандум о будущем устройстве того, что должно было остаться от СССР. Согласно новому плану предполагалось создать пять административных единиц - рейхскомиссариатов: «Московия» (центральные области России), «Остланд» (Прибалтика и Белоруссия), «Украина» (большая часть Украины и Крым), «Кавказ» (Северный Кавказ, Закавказье и Калмыкия) и «Туркестан» (Средняя Азия, Казахстан, Поволжье и Башкирия).

Эти административные единицы должны были возникать по мере продвижения вермахта на восток. А после умиротворения указанных регионов военная администрация в них могла быть заменена на гражданскую - как первый шаг по определению будущего политического статуса «восточных земель».

Крым должен был стать «немецким Гибралтаром». Располагаясь здесь, немецкая армия и флот могли полностью контролировать акваторию Черного моря. Полуостров планировалось очистить от всех чужаков и заселить германцами.

ГЕНЕРАЛЬНЫЙ ОКРУГ «ТАВРИЯ» МЕЖДУ ВОЕННЫМИ И ГРАЖДАНСКИМИ ВЛАСТЯМИ

Гитлер принял второй план Розенберга практически без замечаний, и уже 17 июля 1941 года подписал указ о введении гражданского управления на захваченных советских территориях. Согласно этому документу создавалось Министерство оккупированных восточных областей (Reichsministerium fur die besetzen Ostgebiete) - главный руководящий орган для вышеуказанных административных образований.

Как можно догадаться, во главе министерства был поставлен Альфред Розенберг - автор всех этих планов. Однако из-за провала «молниеносной войны» удалось создать только два рейхскомиссариата - «Остланд» и «Украина». Они начали функционировать 1 сентября 1941 года. В своем же окончательном виде их территории оформились только через три месяца.

По выкладкам Розенберга Крым вместе с Херсонской и Запорожской областями включался в генеральный округ «Таврия» (GeneraIbezirk Taurien), с общей площадью 22 900 кв. км и населением 662 тыс. человек (по состоянию на 1 сентября 1941 года). Центром округа был выбран Мелитополь. В свою очередь, генеральный округ «Таврия» являлся составной частью рейхскомиссариата «Украина» (Reichskomissariat Ukraine).

Высшим органом гражданской оккупационной администрации в «Таврии» должен был стать генеральный комиссариат во главе с ветераном нацистской партии Альфредом фрауенфельдом. Однако в силу разных обстоятельств, прежде всего военного характера, к своим обязанностям Фрауенфельд смог приступить только 1 сентября 1942 года. К этой дате относится окончательное оформление границ генерального округа «Таврия», каким его видели в министерстве Розенберга.

Тем не менее оставался один нюанс. Территория Крыма так и не перешла под юрисдикцию Фрауенфельда. До июля 1942 года здесь шли боевые действия. Поэтому полуостров посчитали разумным оставить под двойным управлением: гражданским (номинально) и военным (фактически). То есть из состава генерального округа Крым не изымал никто, однако гражданские чиновники не имели здесь никаких прав. Реальная же власть на полуострове принадлежала местному командующему частями вермахта.

Во главе аппарата военной администрации находился командующий войсками вермахта в Крыму (Befehlshaber Krim), который по вертикали подчинялся командующему группой армий «А» (с апреля 1944 года - группа армий «Южная Украина»), Обычно такая должность вводилась на тех оккупированных территориях, где высший начальник вермахта должен был не только осуществлять охранную службу, но еще и заниматься их административным обеспечением. На протяжении всего периода оккупации Крыма эту должность занимало пять человек, наиболее известным из которых стал командующий 17-й немецкой армией генерал-полковник Эрвин Йенеке - при нем началось освобождение полуострова войсками Красной Армии.

Такая административная система просуществовала в Крыму фактически до мая 1944 года. И просуществовала без изменений. Чего не скажешь, например, о немецких планах по решению национального вопроса. В данном случае полемика вокруг них разворачивалась следующим образом. Выше уже шла речь о том, как Розенберг планировал разделить СССР. Один из пунктов этого плана назывался «Украина с Крымом». Его последующий меморандум также подразумевал,что Крым станет частью будущей «Великой Украины».

Однако многочисленные рукописные пометки на этом документе свидетельствуют о том, что формулировка именного этого пункта далась Розенбергу с трудом. Он, при всей своей любви к украинским националистам, явно понимал, что Крым только с большой натяжкой можно отнести к Украине, так как число проживавших там украинцев было ничтожно мало (чтобы хоть как-то решить эту проблему Розенберг предлагал выселить с полуострова всех русских, евреев и татар).

Но это не единственный парадокс плана.  Одновременно с указанным моментом Розенберг настаивал, чтобы Крым находился под прямым контролем правительства Третьего рейха. Чтобы объяснить этот казус, он всячески подчеркивал «германское влияние» на полуострове. Так, главный нацистский идеолог утверждал/ что до Первой мировой войны немецким колонистам принадлежали здесь значительные территории. Таким образом, получалось, что «Таврия» только «технически» присоединялась к Украине.

 Управлять же ею должны были из Берлина. Планы Розенберга могут показаться полностью противоречивыми. Тем не менее они были всего лишь отражением аргументов Гитлера, которыми тот обосновывал причины будущей германизации полуострова. Во-первых, как считал фюрер, Крым должен был стать «немецким Гибралтаром». Располагаясь здесь, немецкая армия и флот могли полностью контролировать акваторию Черного моря. Во-вторых, привлекательным для немцев полуостров мог стать потому, что шеф Германского трудового фронта Роберт Лей мечтал превратить его в «один огромный немецкий курорт».

Более конкретно о судьбе Крыма Гитлер высказался на совещании 16 июля 1941 года. В своей речи он специально выделил его из ряда других оккупированных советских территорий и сказал, что полуостров «необходимо очистить от всех чужаков и заселить германцами». В частности, русских предполагалось выселить в Россию. По воспоминаниям одного из присутствующих, фюрер выразился следующим образом: «Она для этого достаточно велика».

Как свидетельствуют документы, «крымский вопрос» и судьба населения полуострова занимали Гитлера и в последующие месяцы. Когда Розенберг посетил его в декабре 1941 года, фюрер еще раз повторил ему, что «Крым должен быть полностью очищен от негерманского населения». Эта встреча интересна еще и тем, что на ней была затронута проблема так называемого готского наследия.

Как известно, в середине III века на территорию Северного Причерноморья вторглись германские племена готов. Они создали в этом регионе свою «державу», которая просуществовала относительно недолго - в конце IV века ее разгромили гунны. Крым также входил в это государственное образование. Основная масса готов ушла на Запад вместе с новыми завоевателями.

Однако часть из них осталась на полуострове, и они жили здесь еще довольно длительное время - некоторые историки утверждают, что до XVI века. По большому счету вклад готов в историю Крыма был не самым значительным. Тем более нельзя говорить, что они оставили здесь какое-то наследие. Однако Гитлер думал иначе. Завершая беседу с Розенбергом, фюрер выразил желание, чтобы после окончания войны и решения вопроса с населением Крым получил бы название «Готенланд».

Розенберг сказал, что он уже думает над этим, и предложил переименовать Симферополь в Готенбург, а Севастополь- в Теодорихсхафен. Продолжением «готских планов» Гитлера и Розенберга явилась археологическая экспедиция, организованная генеральным комиссаром Фрауенфельдом в июле 1942 года. Непосредственным руководителем этого мероприятия был назначен глава полиции генерального округа «Таврии» Людольф фон Альвенслебен.

В ходе экспедиции нацистские археологи обследовали городище Мангуп - бывшую столицу Княжества Феодоро, которое в 1475 году разгромили турки-османы. В результате они пришли к выводу, что данная крепость - это типичный образец древнегерманской фортификации. Также готскими по происхождению были признаны Алушта, Гурзуф и Инкерман. Впоследствии эти и другие «открытия» появились в книге «Готы в Крыму», которую написал один из участников экспедиции полковник Вернер Баумельбург.

ПЛЮС ГЕРМАНИЗАЦИЯ ВСЕГО ПОЛУОСТРОВА

Фантазии относительно «Готенланда» так и остались фантазиями, а вот планы по переселению немцев в Крым разные инстанции Третьего рейха неоднократно подавали Гитлеру для рассмотрения. Всего было три таких попытки.

Во-первых, руководство СС предлагало переселить сюда 140 тысяч этнических немцев из так называемой Транснистрии - территории СССР между реками Днестр и Южный Буг, которая находилась под румынской оккупацией. Этот план стоял на повестке дня до самого освобождения Крыма советскими войсками, но немцы к нему так и не подступились.

Во-вторых, летом 1942 года генеральный комиссар Фрауенфельд подготовил специальный меморандум, копии которого он затем разослал в разные немецкие инстанции. В нем этот чиновник предлагал переселить в Крым жителей Южного Тироля, чтобы раз и навсегда решить старый итало-германский спор. Известно, что Гитлер отнесся к этому плану с большим энтузиазмом.

Так, на одном из совещаний он сказал буквально следующее:  «Я думаю, что это великолепная идея. Кроме того, я также считаю, что Крым и климатически, и географически подходит тирольцам, а по сравнению с их родиной он действительно земля, где текут реки с молоком и медом. Их переселение в Крым не вызвало бы ни физических, ни психологических трудностей».

Интересно, что рейхсфюрер СС Генрих Гиммлер, в чьем ведении находились все вопросы по «укреплению германской расы», не возражал против постороннего вторжения в сферу своей компетенции. Германизация Крыма признавалась настолько важной, что он собирался уступить тирольцев Фрауенфельду, даже несмотря на то, что ранее планировал поселить их в «Бургундии» - государстве, где после окончания войны должна была «концентрироваться германская кровь».

Но, по мнению Гиммлера, переселять их следовало только после окончания войны. В конце концов Гитлер согласился именно с рейхсфюрером, хотя и подписал в начале июля 1942 года директиву, согласно которой выселение русских из Крыма должно было начаться практически сразу, а украинцев и татар - немного позже.

В-третьих, во второй половине 1942 года Фрауенфельд разработал еще один план. На этот раз он предлагал переселить в Крым 2 тысячи немцев из Палестины. Правда, Фрауенфельд оставил за скобками, как такое можно было сделать в условиях британской оккупации региона. Более того, этот план уже явно граничил с прожектерством. Поэтому даже официальный главный германизатор Гиммлер приказал отложить его до лучших времен. Наконец предел всем фантазиям и усилиям по переселению положили протесты тех органов вермахта, которые отвечали за военную экономику.

В середине августа 1943 года начальник Верховного командования вермахта генерал-фельдмаршал Вильгельм Кейтель решительно выступил против каких-либо перемещений населения в условиях войны. Не без основания он заметил, что «эвакуация» русских и украинцев - 4/5 всего населения Крыма - полностью парализует экономическую жизнь полуострова. Тремя неделями позднее Гитлер принял сторону военных и высказался в том смысле, что любые перемещения возможны только после окончания войны.

С этой точкой зрения согласился и Гиммлер. Он, конечно, считал, что переселение немцев необходимо и планировать, и осуществлять, но делать это в условиях военной ситуации крайне преждевременно. Кстати, следует сказать, что Гиммлер самым решительным образом воспротивился планам по выселению из Крыма татар. Правда, этот запрет распространялся только на военный период. По его словам, это бы было катастрофической ошибкой. «Мы должны сохранить в Крыму хотя бы часть населения, которое смотрит в нашу сторону и верит в нас», -подчеркивал рейхсфюрер.

В принципе на этом можно поставить точку, так как осенью 1943 года нацистам стало не до решения административных вопросов и дискуссий по поводу национальных проблем. Крым был блокирован частями Красной Армии и превратился в «осажденную крепость». На повестке дня нацистского военно-политического руководства стали совершенно другие задачи.

Олег РОМАНЬКО, доктор исторических наук (г. Симферополь)


фашисты, гитлер, Крым


Другие статьи по теме:


Всего комментариев: 0
avatar