"Не знать истории — значит всегда быть ребенком" (Цицерон)
"Летопись" в Twitter    "Летопись" в Google+   "Летопись" в Контакте            

Какая история нам нужна
Главная » Статьи » Категория: Проблемы исторической науки 03.08.2013, 17:03 1650 3

В каком смысле «нужна» — история же есть, то есть была? И да, и нет. Когда рассказывают истории, сюжеты, сказки, в том числе и о прошлом, то, чтобы рассказ был связным, за ним стоит обычно какая-то структура, общая мысль, «концепция» (факты могут быть одни и те же, а способы их сочетания в рассказе — разные).

Что бы ни говорили учителя про разные мнения и нейтральность на уроках, в любом цельном курсе истории какие-то концепции все же есть, даже если они не осознаются.

Обычно историки и популяризаторы основную идею книги все же осознают и объявляют. Например, в своей потрясающей «Занимательной Греции» Михаил Гаспаров сразу говорит, что речь пойдет о том, как сами древние греки понимали и обсуждали свою историю и культуру (а не, скажем, о позднейших концепциях рабовладельческого строя или чего-то в этом роде).

Давайте посмотрим на некоторые важные и влиятельные концепции истории и попробуем увидеть их плюсы и минусы: какие элементы могут годиться сейчас для популярного рассказа об истории, а какие точно нет.

1. Концепция гражданской доблести

Впервые придуманная древнеримскими историками, концепция римской доблести входит и сейчас во многие школьные учебники истории Древнего Рима. Это культ героев, подвигов во имя Города, умеренности и отвращения к роскоши. Мировая культура очень часто обращалась к этой традиции, например Джордж Вашингтон считал себя «диктатором от сохи» Цинциннатом, а русские декабристы ориентировались на тираноубийц-республиканцев.

Цитата «... Здесь и для себя, и для государства ты найдешь, чему подражать, здесь же — чего избегать: бесславные начала, бесславные концы... Впрочем, либо пристрастность к взятому на себя делу вводит меня в заблужденье, либо и впрямь не было никогда государства более великого, более благочестивого, более богатого добрыми примерами, куда алчность и роскошь проникли бы так поздно, где так долго и так высоко чтили бы бедность и бережливость... где вся знать недавняя и самая знатность приобретена доблестью, там-то и место мужу храброму и деятельному». Тит Ливии «История Рима от основания Города»

Плюсы  Дает возможность обсуждать и героев, и злодеев, и простых людей, и царей, не теряя гордости даже в мрачные периоды истории. Концепция гражданской доблести не противоречит правде о тиранах и императорах-безумцах.
Минусы За скобками остается много интересного и важного — частная человеческая жизнь, экономические и социальные закономерности.

2. Концепция Священной (направленной) истории

Даже если мы это не осознаем, наше мышление об истории во многом христианское, в той мере, в какой мы принадлежим к европейской культуре. Речь идет не только о самой Священной истории в религиозном образовании, не только о том, как понимать средневековые летописи и хроники, но и о современных концепциях. Например, если в «Декларации независимости США» сказано: «Мы признаем очевидным, что все люди сотворены равными и наделены Создателем базовыми неотъемлемыми правами, среди которых право на жизнь, свободу и право на счастье», — то трудно совсем избежать в преподавании истории этой страны мистического смысла.

Цитата «Небо и земля нигде и никогда не приходили к согласию настолько, как здесь, в том, чтобы создать лучшее место для жизни людей» — этой фразой основателя города Джеймстауна Джона Смита озаглавлена первая глава пособия по истории США на официальном сайте правительства.

Плюсы Понимание средневековой истории, ощущение смысла и назначения истории, понимание истоков нашего исторического чувства.
Минусы Вера в избранность и священное предназначение какой-то отдельной нации в светском воспитании просто вредна, а представление о целях истории может быть философским и теософским, но не научным.

3. Концепция становления государства-нации

Такие исторические рассказы бытуют в каждой европейской стране, собственно, они и сыграли огромную роль в становлении современных европейских наций. Смысл такого повествования — в соединении истории государства и народа, в формировании национальной идентичности, то есть соединения культуры («гражданских обычаев») и государства.

Цитата «Гораздо лучше, истиннее, скромнее история наша делится на древнейшую от Рюрика до Иоанна III, на среднюю от Иоанна до Петра и новую от Петра до Александра. Система уделов была характером первой эпохи, единовластие — второй, изменение гражданских обычаев — третьей». Карамзин «История государства Российского»
Плюсы Без такого рассказа вообще не бывает наций, национальной культуры и национальной гордости, а также демократии западного типа.
Минусы В дурном исполнении он избыточно политизирует и мифологизирует историю, провоцирует агрессивный национализм, не позволяет понимать точку зрения соседних народов.

За. Концепция нации-жертвы

Эта концепция впервые родилась в польской культуре времен разделов Польши как ответ на трагическое прекращение собственной государственности, как способ для нации выжить без политической независимости. Сейчас активно используется новыми постколониальными странами и «молодыми демократиями». Парадоксальным образом элементы этой концепции есть даже в России и в ее древней истории: в варианте страны — «осажденной крепости». Зеркальным вариантом является концепция нации-преступника, которая нигде в чистом виде не принята, зато тоже активно обсуждается у нас.

Цитата «Распространенное в российской и советской исторической литературе утверждение о том, что благодаря присоединению к России для Эстонии начался 200-летний период мирного развития, является жестоким преувеличением. Прежде всего, это циничное утверждение: мы освободились от нападений русских, поскольку покорились им! И кроме этого, такое утверждение неверно, потому что Россия вела бесконечные войны, которые затрагивали также Эстонию или отражались на здешних условиях». Цитируется по: А. Адамсон «Россия в эстонских учебниках истории»

Плюсы Быстрый способ подчеркнуть национальную независимость и продлить национальную историю вглубь веков для тех стран, которые получили свою государственность исторически недавно.
Минусы Слишком вольное отношение к фактам, крайняя политизация истории. К тому же комплекс жертвы воспитывает пассивное, а не деятельное отношение к жизни и межнациональную агрессию.

Но и совсем светские концепции несут печать Священной истории там, где история имеет смысл и финал, например в преподавании истории СССР, в которой вся предыдущая история была только подготовкой к социалистической революции.

4. Макросоциологические концепции

Еще со времен наивного начала социологии, со времен Огюста Конта и Герберта Спенсера большое распространение получили эволюционные и прогрессистские теории исторического развития: государства развиваются, причем одинаково — в направлении улучшения общественных отношений.

Советские учебники структурировали материал на основе марксистской интерпретации теории формаций — эволюции обществ от рабовладения к коммунизму. Западным ответом была теория модернизации, описывающая прогресс от «досовременных наций» к «современным» и демократическим.

Цитата «На рубеже XIX—XX вв. капитализм в ряде развитых государств мира вступил в высшую стадию своего развития — стадию империализма. Империализм обострил до крайности основное противоречие капитализма — противоречие между общественным характером производства и частнособственнической формой присвоения».
«История СССР: Учебник для студентов институтов культуры» под ред. Н. Е. Артемова

Плюсы Использование социологии дает возможность не только рассказывать, но и объяснять события истории. А некоторые принципы макросоциологических теорий прочно вошли в научный оборот историков, включая понятия исторических формаций, слово «модернизация» и даже «глобализация».

Минусы Никакие существующие теории и тем более «законы» исторического развития не могут выдержать серьезного столкновения с живым историческим материалом. История не движется только по прямой, а развитие сильно зависит от конкретной страны и культуры.

5. Концепция истории обычных людей

«Это было в июне 1940 г., — писал французский историк Марк Блок, — в день вступления немцев в Париж. В нормандском саду, где наш штаб, лишенный войск, томился в праздности, мы перебирали причины катастрофы. "Надо ли думать, что история нас обманула?" — пробормотал кто-то».

Школа «Анналов», основанная Люсьеном Февром и Марком Блоком, продолжает быть крайне авторитетной среди историков, поскольку она была важным шагом в становлении истории как науки, а не как «политической дисциплины», которая весь XIX век активно служила строительству европейских наций и национализмов. Переход фокуса внимания от нации и государства к человеку и людям — важнейший шаг во взрослении науки.

Цитата «...Предметом истории является человек. Скажем точнее — люди <...> За зримыми очертаниями пейзажа, орудий или машин, за самыми, казалось бы, сухими документами и институтами, совершенно отчужденными от тех, кто их учредил, история хочет увидеть людей <...> Настоящий же историк похож на сказочного людоеда. Где пахнет человечиной, там, он знает, его ждет добыча». Марк Блок «Апология истории»

Плюсы Ученику и публике открывается множество занимательного и интересного, помимо царей и войн, такую историю легко сочетать с элементами занимательного расследования, социологии, культурологии. А главное — огромный гуманистический заряд, заряд понимания человека.

Минусы История как описание жизни простых людей в своем крайнем пределе уничтожает само понятие историчности как некоего процесса развития, прогресса, движения и, напротив, регресса и разрушения.

К примеру, отмена крепостного права в России, изменившая жизнь миллионов людей, в рамках этой концепции не более значительна, чем смерть простого горожанина. Исключение из истории самого понятия приоритетных событий — главный недостаток школы «Анналов».
 


история, школа


Другие статьи по теме:


Всего комментариев: 0
avatar