"Не знать истории — значит всегда быть ребенком" (Цицерон)
"Летопись" в Twitter    "Летопись" в Google+   "Летопись" в Контакте            

Потерянные сокровища украинского гетмана Павла Полуботка
Главная » Статьи » Категория: Новая и Новейшая история 24.07.2016, 15:53 521 0

Издавна людей привлекали истории о спрятанных сокровищах и зарытых в землю кладах. А таких историй в реестре человечества насчитывается немало, и большинство из них отражены в произведениях различных писателей, а также в мировом кинематографе. Как правило, в этих историях фигурируют бесстрашные флибустьеры или кровожадные лесные разбойники, начерченная кровью карта и обязательно какое-нибудь таинственное место, населенное различной чертовщиной.

В жизни же зачастую все оказывается намного тривиальней, хотя не менее таинственно.

Примером тому может послужить история не найденных до сих пор сокровищ украинского гетмана Павла Полуботка (ок. 1660—1724), бывшего сподвижника легендарного Мазепы.

Род Полуботков начал возвышаться еще при деде Павла — Артемии, сотнике Черниговского полка. Отец Павла Полуботка был переяславским полковником и генеральным бунчужным. Так что будущий наказной гетман Украины родился (точная дата неизвестна) в весьма богатой семье. Во времена правления Петра I Павлу Полуботку было пожаловано царской милостью более 200 дворов.

Таким образом, Павел стал в одночасье одним из первых богачей Малороссии, что, безусловно, способствовало росту его влияния в Украине. Рассказывают, что Полуботок «жил широко и даже держал у себя “двор” наподобие гетманского». После смерти гетмана Левобережной Украины Скоропадского (1722 г.) временным наказным гетманом стал Павел Полуботок.

Однако с первых же дней правления у новоиспеченного главы казачества возникли серьезные противоречия с Малороссийской коллегией — органом, учрежденным Петром I (слишком уж явственно чувствовался во всех поступках гетмана свободолюбивый дух украинского народа). Разногласия между ними вскоре переросли в открытый конфликт, и Павел понял, что совершил ошибку, последствия которой могут крайне пагубно сказаться на нем и его семье.

И действительно, вскоре он получил приказ царя, в котором предписывалось гетману с казацкими старшинами немедленно явиться в Санкт-Петербург. Дословно в приказе было написано следующее: «Полковник Полуботок и старшина, невзирая на данные им наши указы, послали некоторые указы без совету с президентом коллегии, того ради велено для ответу быть сюда полковнику Полуботку, писарю Савичу и генеральному судье Чарнышу».

Павел прекрасно осознавал, чем закончится его поездка в Петербург, и поэтому решил позаботиться о том, чтобы сберечь собранные им сокровища от царского ограбления и сохранить их для своих потомков. По сведениям некоторых источников, перед своим отъездом в Санкт-Петербург через хорошо знакомого ему зарубежного дипломата он якобы выслал в Лондон огромную по тем временам сумму в золоте — один миллион фунтов стерлингов.

И попросил, чтобы эти ценности были депонированы на его имя в Bank of England (по другим источникам — банк Ост-Индской компании) без «конфискации за давностью» из расчета четырех процентов годовых. В некоторых документах говорится, что миссию по переброске золота осуществлял сын Павла Остап (некоторые исследователи называют его Андреем).

Провернув эту операцию, Полуботок со старшинами в августе 1723 года отправляется в Петербург. Поначалу их приняли довольно радушно. Но в конце месяца в Тайную канцелярию поступило письмо, в котором гетман обвинялся в сношениях с бывшим писарем Мазепы Орликом, и Петр I, не понаслышке знавший, что такое предательство малороссийских гетманов, начал следствие по делу Полуботка.

В сентябре Полуботок, Савич и Чарныш были вызваны на допрос в Тайную канцелярию. Вначале к подследственным относились достаточно мягко, но в ноябре 1723 года все изменилось: Полуботок с товарищами были арестованы и переправлены в Петропавловскую крепость.

Затем Петр I через Тайную канцелярию предъявил ему обвинение в краже государственной сокровищницы Украины и с применением утонченных пыток пытался заставить Павла раскрыть местонахождение сокровищ. Но и на краю могилы Полуботок молчал.

Когда известие о печальной судьбе гетмана достигло Украины, его старший сын Остап (по документальным данным, у гетмана было три дочери и сын, но некоторые историки утверждают, что был еще один сын — Яков), понимая, что семье грозит ссылка, покинул Украину, увозя с собой копию письма-завещания отца.

Никому из своих родных Остап не сообщил, куда направляется. А между тем его путь пролег в Константинополь. Но там он надолго не задержался и отправился в более безопасное место — на юг Франции, в Марсель. Дальше его след теряется. Все попытки по розыску Остапа, предпринятые Тайной канцелярией, не увенчались успехом, и дело о «гетманских миллионах» постепенно начало забываться.

Новый интерес к казацким сокровищам вспыхнул перед Первой мировой войной, когда в Российской империи появился целый ряд людей, которые называли себя наследниками Павла Полуботка и претендовали на давнее золото. Первый сбор наследников состоялся 15 января 1908 года в местечке Стародуб, и на него приехало около 480 человек, претендующих на сокровище украинского гетмана. Организатор съезда, профессор А. И. Рубец, обратился к собранию с речью, в которой уверял, что вклад гетмана Полуботка в Английском банке действительно есть, что сведения эти получены от лица, заслуживающего полного доверия.

По окончании собрания было решено назначить комиссию, которая будет заниматься расследованием этого дела. В результате долгой работы комиссии удалось выяснить, что якобы в один из английских банков на самом деле давным-давно поступал вклад из России в сумме десять тысяч голландских дукатов, но по условиям хранения этот банк проценты не начислял. Тогда для дальнейшего разъяснения вопроса было решено направить в Лондон специальную делегацию.

Но она натолкнулась на полное непонимание со стороны служащих банка. Ссылаясь на режим секретности вкладов, они не допустили российских наследников Полуботка к архивам и банковским документам. Кроме того, никто из наследников не смог подтвердить свое происхождение. В результате посланцы вернулись ни с чем. Все это на некоторое время остудило их пыл, и до августа 1913 года тема сокровищ украинского гетмана нигде не звучала.

А затем все в том же местечке Стародуб состоялся второй слет наследников (около 170 человек). Но и на этом собрании никому из претендентов не удалось документально доказать свою гетманскую родословную, а тем более назвать шифр или номер счета в банке, что давало бы право на 20 процентов наследства. Поэтому все попытки новоявленных «детей лейтенанта Шмидта» получить богатое наследство не увенчались успехом.

Казалось, сокровища украинского гетмана утеряны навсегда. И вдруг в 1922 году объявился новый претендент на наследство. В один прекрасный день в украинское представительство Советского посольства в Вене явился некий молодой человек, который сказал, что он прибыл из Бразилии и ему срочно требуется аудиенция у господина посла. Полномочным представителем интересов советского государства в Австрии был тогда сын известного классика украинской литературы Юрий Коцюбинский.

Посетителя из Бразилии Коцюбинский принимал вдвоем со своим генеральным консулом. Когда же гость назвался и объяснил цель своего визита, оба дипломата едва могли скрыть волнение. Еще бы: перед ними сидел потомок сына Павла Полуботка, названный, как и гетманский сын (в случае если того звали все-таки Остапом), тем же родовым именем. И приехал этот потомок украинского гетмана для того, чтобы обсудить дело о наследстве своего предка.

В подтверждение своего происхождения Остап предъявил легендарнейший документ: письмо гетмана Павла Полуботка своему сыну Якову (письмо, конечно, было скопировано, а сам оригинал двухсотлетней давности потомок предусмотрительно запрятал в сейфе какого-то банка).

Наследник украинского гетмана приехал с предложением начать совместную акцию о получении наследства, так как по условиям завещания Павла Полуботка большая часть «золотого запаса» (около 80 %) должна была пойти на благо Украины. И через это условие в завещании переступить было невозможно. Посетитель сказал, что он согласен даже на меньшую сумму, чем та, которая полагается ему по завещанию, то есть вместо 20 процентов его вполне устроит один.

Стоило только произвести некоторые подсчеты, как скромность этого заявления немедленно испарялась. В 1923 году должно было исполниться 200 лет с тех пор, как гетманский миллион (если он существовал на самом деле) был задепонирован. Таким образом, за первые десять лет он удвоился.

 А затем произошло уже 20-кратное удвоение суммы (учитывая проценты на проценты). То есть в итоге к 1923 году сумма стала равной одному триллиону 48 миллиардам 578 миллионам фунтов стерлингов! Так что затребованный бразильским претендентом процент должен был составлять капитал больший, чем у выдающихся, миллионеров мира: примерно десять с половиной миллиардов фунтов!

После разговора с наследником Павла Полуботка Юрий Коцюбинский, не доверяя тайны ни связи, ни даже дипломатической почте, лично примчался из Вены в Харьков с экстраординарным сообщением. Сразу же на секретное совещание собрались высшие должностные лица.

Нищая, сплошь в руинах Гражданской войны Украина в минувшем 1921 году пережила еще и страшный голод. А тут вдруг такое богатство! В связи с отъездом главы правительства X. Раковского дело было поручено всеукраинскому старосте Г. И. Петровскому. Он созвал президиум для выработки немедленного решения.

Оно сводилось к тому, чтобы поручить товарищу Коцюбинскому установить каким-то образом с этим Английским банком контакт и прощупать через представителя банка, сохранилось ли там завещание Павла Полуботка. Но иногда даже самые грандиозные планы может сорвать простая случайность.

Так произошло и в этот раз. Коцюбинский сильно заболел и не смог из-за этого выехать из Харькова в Вену. А тянуть не разрешили, заветные миллиарды уже будоражили воображение властей. Поэтому сложное поручение шифровкой перебросили на того безымянного генконсула, который вместе с Ю. Коцюбинским встречался с бразильским претендентом на сокровища.

У консула, как оказалось впоследствии, был знакомый в австрийском министерстве иностранных дел по фамилии Петер, который по просьбе своего украинского знакомого согласился на посредничество в столь деликатном деле. И не подвел. Благодаря деятельности Петера в июне того же 1922 года в Мария-Энзерсдорф, живописной местности под Веной, состоялась встреча украинского генконсула с представителем Английского банка Робертом Митчеллом.

На ней присутствовали также посредник Петер и наследник Остап Полуботок. Эта встреча, как всячески подчеркивали ее участники, носила совершенно частный характер. Митчелл, например, прямо с порога заявил: «Никаких полномочий от Английского банка не имею, приехал исключительно как частное лицо. Но можете не сомневаться, своим уважаемым друзьям из банка передам в точности все, о чем здесь пойдет речь». Хотя все прекрасно понимали, что без согласия Английского банка Митчелл вряд ли вышел бы на контакт.

На встрече Остап Полуботок предъявил Митчеллу письмо своего исторического предка. Однако Митчелл, внимательно изучив этот документ, заявил, что это всего лишь фотокопия и, для того чтобы дело продвинулось дальше, надо еще доказать его аутентичность. Кроме того, одного письма мало. Наверняка правительство Украины будет требовать выплаты и для себя. А Британия не признает Советскую Украину независимым, суверенным государством, но даже если в один прекрасный день Великобритания и признает Украину суверенной, то все равно такую сумму банк не сможет выплатить одним махом.

После встречи генконсул немедленно отослал в Харьков шифровку с дословным изложением разговора. А Остапу Полуботку не оставалось ничего другого, как отправиться домой, за океан. А в следующем, 1923 году, когда Раковского сняли с должности главы правительства, поменяли и его наркомов. Исчезло украинское представительство в Австрии, как и вообще во всех зарубежных странах. Во время сталинской «большой чистки» расстреляли большинство украинских дипломатов.

Каменица Полуботка, г. Любеч Черниговской области Украины. Каменица Полуботка - хозяйственная пристройка дома украинского гетмана Павла Полуботка. Здание в 1943 году сгорело, и восстановлено совсем недавно.

Не обошла чаша сия ни Юрия Коцюбинского, ни Раковского, а возможно, и того генконсула, который для нас так и остался безымянным. «Дело Полуботка» вновь постепенно забылось. Остап Полуботок поехал в Бразилию — и исчез навсегда. Впрочем, некоторые попытки найти исчезнувшего наследника все же предпринимались.

Об этом свидетельствует объявление, появившееся в одном украинском журнале в Южной Америке: «Консулатом СССР в Монтевидео разыскивается Остап Полуботок, который проживал в 1922 году в Сан-Паулу в Бразилии, либо в случае его смерти кто-нибудь из его потомков, кто называется Полуботок».

Свой вновь вспыхнувший интерес к легендарным сокровищам советские власти объясняли тем, что они якобы ищут компромат на Полуботка (непонятно было только, зачем понадобилось компрометировать украинского гетмана спустя почти 300 лет после его смерти).

Во время просмотра архивных бумаг были найдены данные о существовании сокровища гетмана. После проверки этих сведений правительство постановило возбудить «дело Полуботка», которое дремало в течение 240 лет. Теперь для получения наследства оставалось только найти бразильского Остапа, и дело о сокровищах можно было смело считать завершенным.

Но, к сожалению, далеко не все получается так, как планируется. На поисковое объявление в Южной Америке никто не отозвался. Таким образом, закончить дело о потерянных сокровищах не удалось до сих пор.

Правда, в 1985 году инюрколлегией была предпринята еще одна попытка отыскать сокровища украинского гетмана. Но, к сожалению, безрезультатно. «Bank of England», а также его главный казначей сообщили, что никаких сведений на этот счет нет. Пока не будут найдены какие-либо убедительные документы, этому делу суждено оставаться нераскрытым. Кто знает, может быть, эти документы и существуют.


украина, гетман


Другие статьи по теме:


Всего комментариев: 0
avatar