"Не знать истории — значит всегда быть ребенком" (Цицерон)
"Летопись" в Twitter    "Летопись" в Google+   "Летопись" в Контакте            

Жанна де Ламотт, прототип авантюристки Миледи
Главная » Статьи » Категория: Новая и Новейшая история 23.09.2014, 04:38 4148 0

История жизни известной авантюристки Жанны де Ламотт, прототипа Миледи из «Трех мушкетеров» Дюма, настолько богата невероятными событиями, что кажется вымышленной.

А ведь описанная в романе интрига с алмазными подвесками Анны Австрийской, доставившая королеве огромные неприятности, на самом деле имела место и сыграла свою роковую роль в судьбе Марии Антуанетты. И не только. Эта авантюра, по мнению Мирабо, спровоцировала начало революционных событий во Франции.

ИЗ ГРЯЗИ В КНЯЗИ

В 1756 году в одной обедневшей семье прямых потомков Валуа, чей род по древности и благородству был под стать самим Бурбонам, родилась девочка, названная Жанной. Правда, есть и другая версия происхождения Жанны де Ламотт, урожденной Сен-Реми де Валуа: якобы она была внебрачной дочерью короля и госпожи Сен-Реми.

Как бы там ни было, нужда и бедность заставляли девочку побираться на улицах, используя при этом известный прием попрошаек — упоминать свое знатное происхождение: «Подайте сиротке Валуа». Эта фраза, звучавшая из уст шестилетней девочки, растрогала проезжавшую однажды мимо маркизу Булевилье, и она решила принять участие в судьбе ребенка. Наведя справки о семье Жанны, маркиза выяснила, что в ней действительно течет кровь французских королей.

Благодаря хлопотам благородной дамы положение семьи Жанны стало значительно лучше: отец устроился на работу, мать оставила занятия проституцией, сын поступил в школу офицеров, а дочерей отдали на воспитание в пансион женского монастыря для благородных девиц. Жанна была умной и способной ученицей, вот только у нее полностью отсутствовали скромность и смирение, кроме того, она постоянно лгала.

Когда ей исполнилось 22 года, она сбежала из монастыря с одним из своих поклонников — графом де Ламоттом. Кстати сказать, де Ламотт был таким же графом, как и Жанна — Валуа. Бывший жандармский офицер, совершенно беспринципный и жестокий, блистательный аферист самостоятельно присвоил себе графский титул. Тем не менее будущая авантюристка стала величать себя графиней де Ламотт.

«БЛИЗКАЯ» ПОДРУГА КОРОЛЕВЫ

В 1780 году супруги де Ламотт переехали в Париж. Столичная жизнь казалась им более благодатным полем для интриг и обогащения, нежели провинция. Именно в Париже Жанна познакомилась с кардиналом Страсбургским, Луи де Роганом. Второе судьбоносное знакомство графини де Ламотт — со знаменитым Джузеппе Бальзамо, известным магом, алхимиком, масоном, прославившимся под именем графа Калиостро, — состоялось тогда же.

Кардинал в ту пору находился в немилости у Марии Антуанетты и всячески старался исправить ситуацию, но все усилия были тщетны. Доступ к французскому двору и королю был закрыт, а Роган так мечтал о месте первого министра Франции. Именно на этом и сыграла Жанна де Ламотт.

Хитрая интриганка каким-то образом стала завсегдатаем Версаля, ее принимали многие влиятельные вельможи. По сути графиня занималась тем же, чем и в детстве, — попрошайничала. Для этой цели у нее была даже припасена легенда: будто бы владения ее предков были присвоены бесчестными дельцами, поэтому она обивает пороги кабинетов в поисках справедливости.

Для пущей убедительности Жанна однажды упала в обморок у всех на глазах, это послужило поводом для слухов о том, что графиня чуть не умерла от голода в приемной королевского дворца. Несколько раз повторив этот прием, она добилась того, что о ней заговорили, ее запомнили. Благодаря ее знакомству с кардиналом банкиры открыли ей кредит, и чета Ламотт зажила на широкую ногу.

Посещавших ее особняк гостей Жанна развлекала подробностями из жизни королевы, и очень скоро ее стали считать близкой подругой Марии Антуанетты, а некоторые были даже уверены, что между женщинами существует интимная связь. Почва для главной интриги ее жизни была подготовлена.

Однажды Жанна намекнула кардиналу, что могла бы помочь ему восстановить добрые отношения с королевской четой, и предложила написать письмо Марии Антуанетте. Обрадованный кардинал не стал медлить, тут же написал подробное послание и даже получил благосклонный ответ. Завязалась переписка. Только он не мог знать, что письма королевы писала не она, а подельник графини, Рето де Вийетт, умевший виртуозно подделывать почерки.

Следующим шагом авантюристки была организация свидания кардинала и Марии Антуанетты. Для этих целей у нее была еще одна помощница — Николь Леге, внешне похожая на королеву. Свидание состоялось в сумерках, и одураченный кардинал снова не понял, что его обвели вокруг пальца и что роза, которую ему благосклонно вручила королева, не имела к последней никакого отношения. Зато с этого момента Роган был абсолютно уверен в особом доверии королевы к Жанне де Ламотт.

Когда графиня передала ему маленькую просьбу королевы о некоторой сумме, которую она якобы хотела потратить, чтобы помочь одному обедневшему дворянскому семейству, кардинал не раздумывая взял кредит на 40 тыс. ливров и вручил деньги ближайшей подруге королевы — графине де Ламотт. Естественно, королева никогда не видела этих денег.

РОКОВОЕ ОЖЕРЕЛЬЕ

Аппетит приходит во время еды, так и Жанна де Ламотт со временем поняла, что денег много не бывает. Она задумала грандиозную аферу, в центре которой находилось бриллиантовое ожерелье, состоящее из 600 драгоценных камней общим весом 2 500 каратов и стоимостью 1,6 млн ливров. О существовании этого украшения графиня узнала от придворного ювелира, который, как и все остальные действующие лица, попал под обаяние аферистки.

В свое время ожерелье заказал Людовик XV для своей тогдашней фаворитки, но вручить подарок не успел, так как скончался. Ювелиры, изготовившие драгоценность, вложившие в нее все свои средства, остались ни с чем. Мария Антуанетта очень хотела приобрести шедевр ювелирного искусства, но король отказал ей в этом. Между тем долги ювелиров становились неподъемными, и они уже были готовы разобрать ожерелье и распродать отдельно камни. И тут, на их счастье, на горизонте появилась графиня де Ламотт.

Жанне было довольно только намекнуть кардиналу о том, что королева жаждет получить украшение, и пожаловаться на скупость короля. И вот в начале 1785 года был подписан договор между ювелирами и де Роганом, в котором говорилось, что драгоценность должна быть передана покупателю немедленно, а деньги он будет вносить частями (по 400 тыс. ливров раз в полгода).

Эта сделка несколько насторожила кардинала, и он попросил Жанну, чтобы королева поставила свою подпись на договоре. Конечно, просьба была выполнена, но не Марией Антуанеттой, а все тем же пособником графини Рето де Вийеттом. Прежде чем передать ожерелье Жанне, кардинал решил спросить совета у магических сил, посредником которых, как вы понимаете, был граф Калиостро.

Сейчас трудно сказать наверняка, почему великий мистификатор пошел на поводу у графини и подтвердил, что та совершает благое дело. Возможно, он был в доле, или, быть может, Жанна, успевшая подружиться с его супругой, оказывала воздействие через нее. Как бы там ни было, грандиозная афера свершилась. И уже вечером того же дня ожерелье превратилось в горку камешков: извлекая их из украшения, мошенники не церемонились, поэтому многие бриллианты были повреждены.

ВОЗМЕЗДИЕ

После такой крупной кражи мошенникам надо было бы затаиться, но они настолько любили роскошную жизнь, что стали сразу же продавать камни и тратить с шиком вырученные деньги. То, что королева ни разу не показалась в новом украшении, насторожило ювелиров. К тому же, когда подошло время первого взноса в размере 400 тыс. ливров, де Ламотт сказала кардиналу, что у королевы сейчас нет денег и она просит об отсрочке, а тот сообщил об этом ювелирам.

Тут уже они взволновались не на шутку и стали добиваться аудиенции у королевы, которая вскоре приняла их. Слушая историю о вроде бы приобретенном ею в рассрочку ожерелье, Мария Антуанетта то краснела, то бледнела, Она была уверена, что вся эта афера — дело рук кардинала, который хотел обесчестить ее имя, и потребовала у короля сурового и публичного наказания для интригана.

Де Роган был арестован и помещен в Бастилию, но брать всю вину на себя он не стал, а чистосердечно рассказал об участии графини де Ламотт. Вскоре Жанна была тоже арестована, а вместе с ней и ее подельники. Муж авантюристки успел бежать в Англию, прихватив с собой нераспроданные бриллианты.

Суд приговорил мадам де Ламотт к порке, клеймению буквой V (voleuse — «воровка») и пожизненному тюремному заключению. Де Рогана признали жертвой интриг, но из столицы выслали в провинцию. Однако все произошло как в известном анекдоте: «Вилки нашли, но осадок остался», — имя королевы было запятнано этим скандалом, тем более что французы ее никогда не любили.

В ее адрес сыпались оскорбления, распространялись грязные памфлеты, общество презирало ее, народная неприязнь выплеснулась наружу. Скандал с ожерельем послужил падению престижа Бурбонов и кризису королевской власти, с которого началась Великая французская революция.

Графиня де Ламотт каким-то непостижимым образом, переодевшись в мужской костюм, смогла среди бела дня покинуть тюремные застенки и сбежать в Англию. Там она стала писать мемуары, в которых королева представлялась главным действующим лицом во всей этой истории, а все остальные были ее жертвами. Несомненно, мемуары только подливали масла в революционный огонь и послужили одним из главных доказательств вины королевы в небрежном отношении к интересам государства во время суда над ней.

Осенью 1793 года Мария Антуанетта умерла под ножом гильотины. О дальнейшей судьбе Жанны практически ничего не известно. Существует несколько версий ее гибели, документально не подтвержденных. По одной из них, она выбросилась из окна английской гостиницы, приняв входивших в комнату людей за агентов французского правительства. Ее муж прожил еще много лет, но дела у него не клеились, и в 1831 году он умер в нищете в грязной парижской больнице, оставленный всеми.

ЖИЗНЬ ПОСЛЕ СМЕРТИ

Есть мнение, что графиня де Ламотт не погибла в Англии, она просто инсценировала смерть, желая скрыться от преследований кредиторов и мужа. Накануне войны с Наполеоном она якобы объявилась в Петербурге под вымышленным именем графини Гаше и вроде бы получила российское подданство. В то время о ней даже писали в журнале «Русский архив»: «Старушка среднего роста, довольно стройная, в сером суконном редингтоне. Седые волосы ее были покрыты черным беретом с перьями. Лицо приятное с живыми глазами. Многие перешептывались о ее странностях, намекали, что в ее судьбе есть что-то таинственное. Она это знала и молчала, не отрицая и не подтверждая догадок».

В ту пору Жанне уже исполнилось 68 лет, но она по-прежнему сторонилась бывших соотечественников. Петербург полнился слухами о том, что Жанна скрывается от правосудия и что в подвалах ее дома находятся несметные сокровища.

Эти слухи дошли до Александра I, и он назначил аудиенцию таинственной графине. Неизвестно, о чем они говорили, только после этого разговора Жанна, покинув Петербург, переехала в Крым, где устроилась воспитательницей в дом княгини Анны Голицыной. Они стали хорошими компаньонками и в 1824 году переехали жить в местечко Кореиз в Крыму.

Через некоторое время графиня Гаше снова сменила место жительства и поселилась в Старом Крыму. В 1826 году Жанна скончалась. Как только государь узнал о ее смерти, в Крым был направлен нарочный с предписанием начальника штаба его величества, в котором содержалось требование изъять из вещей покойной темно-синюю шкатулку. После длительных поисков шкатулка была найдена, но она была пуста. По словам служанки, графиня ночью накануне смерти жгла свои бумаги и рассматривала бриллианты.

Кроме того, она оставила распоряжение не омывать ее тело, а похоронить в том, в чем была одета. Однако волю покойной не выполнили и под надетой на голое тело кожаной жилеткой увидели латинскую букву V. Французское историческое общество признало в графине Гаше Жанну де Ламотт. Похоронили известную авантюристку около Эльбузлы, установили на могиле памятник, украшенный королевской лилией и надписью: «Здесь покоится французская графиня де Ламотт». Но со временем надгробная плита исчезла, а на месте могилы была проложена автомобильная трасса.

Графини уже давно нет, а вопросы, связанные с нею, остались: что хранилось в темно-синей шкатулке, так интересовавшей императора? Может быть, документы, проливающие свет на эту темную историю, доказывающие причастие первых лиц Франции к интриге? Или все-таки то самое бриллиантовое ожерелье, которое, возможно, осталось в целости и сохранности?

Галина БЕЛЫШЕВА


Франция, Авантюристка


Другие статьи по теме:


Всего комментариев: 0
avatar