Поиск по сайту


Куда пропали сокровища последнего российского императора?


18.06.2017 0 1230

Если верить ученым, на дне морском и под землей лежат клады общей стоимостью более чем 900 миллиардов долларов. Среди них где-то покоятся и легендарные сокровища Российского императорского дома.

Которые, впрочем, не спасли последнего русского царя и его близких от печальной участи. «Кто начал царствовать - Ходынкой, Тот кончит - встав на эшафот», - Константин Бальмонт написал эти пророческие слова за 12 лет до гибели Николая II.

Великого князя Владимира молва окрестила Красным Солнышком. Петра I именовали Великим, Александра I - Победителем, Александра II - Освободителем. А вот последнего правителя Российской империи народ прозвал Николаем Кровавым. А знать и вовсе именовала «короной без головы».

Простой и ясный итог подвел писатель Антон Чехов: «Про него неверно говорят, что он больной, глупый, злой. Он просто обыкновенный гвардейский офицер». Да, возможно, только вот оклад у него был царский. А рабочим местом этого «гвардейца» стала отнюдь не казарма, а, как положено императору, трон!

Разочарование на троне

«Зарплата» Николая Романова составляла 200 тысяч рублей в год, что на сегодняшние деньги никак не меньше 267 миллионов рублей или 4,5 миллиона долларов! Арифметика тут простая: с учетом золотого эквивалента (цены тройской унции в 1913 и 2010 годах), один «николаевский» рубль равняется 1335 современным. Кроме того, царь владел землями и лесами, золотыми приисками и угольными шахтами, фабриками и заводами, торговой сетью и бесценными сокровищами.

20 тысяч рублей в год Николай Романов получал с рождения. Когда в 16 лет он стал цесаревичем, эта сумма увеличилась в пять раз. Так что к 26 годам (моменту восхождения на престол) Николай, находившийся полностью на содержании отца, накопил около 1,5 миллиона рублей (порядка 2 миллиардов в современных ценах).

Упомянутые 200 тысяч - это уже императорский оклад после коронации. Его жена Алике «зарабатывала» 180 тысяч рублей плюс «детский капитал» на каждого ребенка. Все это были только легальные деньги венценосной четы.

Извечная вера в «доброго царя» не уберегла крестьян от разочарования в Николае II, судя по ходившим в народе анекдотам. Вот, например, один из них. Мужик прилюдно назвал царя-батюшку дураком. Кто-то донес уряднику, и тот вызвал мужика на допрос. Крестьянин отнекивался - это, мол, я про другого царя, иностранного. «Не морочь мне голову, - кричит урядник, - коли дурак, то это уж точно наш!»

Оценки действующей элиты не сильно разнились с народными. «Император царствует, но правит императрица, инспирируемая Распутиным», - писал царский министр иностранных дел Сергей Сазонов. «Трусость и предательство прошли красной нитью через всю его жизнь, через все его царствование...» - утверждал юрист Анатолий Кони.

Причем не скупились на негативные оценки и самые заядлые монархисты. «Он хуже, чем бездарен! Он - прости меня Боже, - полное ничтожество.» - утверждал идеолог «Русского собрания», профессор Борис Никольский.

«Не мы, монархисты, изменники ему, а он нам... Можно ли признавать царя и наследника, которые при первом намеке на свержение сами отказываются от престола? Точно престол - кресло в опере, к-рое можно передать желающим», -оценивал действия царя в феврале 1917-го публицист Михаил Меньшиков.

Наконец, почти полный перечень сокрушительных провалов императора дал поэту Константин Бальмонт в своем стихотворении 1906 года:

«Наш царь - Мукден, наш царь - Цусима,
Наш царь - кровавое пятно,
Зловонье пороха и дыма,
В котором разуму - темно.
Наш царь - убожество слепое,
Тюрьма и кнут, подсуд, расстрел,
Царь-висельник, тем низкий вдвое,
Что обещал, но дать не смел...»

Секретные смета

Рассказывают, что однажды, прямо в Сенате, Петр I водрузил на стол башмаки, сообщив, что заработал на обновку в кузнице. Эти башмаки стали символом денег не от государства, а своих собственных, добытых трудами праведными. Таким образом, Петр Алексеевич сделал попытку выделить из госказны свои личные доходы.

В 1704 году он учредил личную канцелярию - Кабинет Его Императорского Величества, который вел учет личного имущества царя, его чад и домочадцев, и был посредником между монархами и правительством.

Но преемники первого российского императора поняли это по-своему. Когда деньги в кассе Кабинета заканчивались, их просто брали из казны. То есть, упорно «путали свою шерсть с государственной», как герой фильма «Кавказская пленница».

Особой разницы между личными и государственными средствами монархи просто не видели, даже получая жалованья, назначенные им Павлом I по закону. Кстати, выводить более миллиона рублей за границу этот император не разрешал.

Зато процесс негласно наладил Александр II. С его легкой руки начался приток крупных личных средств Романовых в иностранную экономику. Так и возникли нелегальные счета российских императоров.

После смерти Александра III в 1894 году Николай II унаследовал сумму около семи миллиардов долларов, лежащих в Bank of England. Это была «неучтенка», спрятанная в Лондоне. Все прошло спокойно, без нервов. Но через десяток лет ситуация изменилась: грянула Первая русская революция. Николай стал хлопотать о «запасных аэродромах», строя планы бегства из Нижнего дворца у Финского залива.

«Она уже пятый месяц торчит против наших окон», - пишет он в дневнике 11 октября 1905 года. Это про немецкую подводную лодку. Но императрица этот вид транспорта отвергла. Тогда дядюшка Вилли (так называл Николай кайзера Германии Вильгельма II) оперативно выслал миноносцы.

Так что эвакуация отменилась не по вине Александры Федоровны, а скорее, из-за проволочек с выводом капиталов из страны. Ведь это дело и так-то хлопотное, а тут еще время тревожное. В результате несколько миллионов наличными царские курьеры (Федоров, Смельский, Чернышов) вывезли в Банкирский дом «Мендельсон и Ко» в Берлине.

Спустя 20 лет в Париже разыгрался прямо-таки приключенческий детектив. Там деньги императорской семьи хранились в банке Credit Lyonnais («Лионский кредит»). Том самом, где имелся счет у Владимира Ленина.

В 1924 году бывший царский дипломат, генерал-майор Алексей Игнатьев встретился с полпредом Советов, большевиком Леонидом Красиным и передал ему 225 миллионов 632 тысячи 730 франков, которые были вложены во французские банки на его имя.

Фактически же это были тайные счета российской монархии.

Тут-то и завертелось. Приятель по военной академии Карл Маннергейм прекратил дружбу с «изменником».

Родной брат в него стрелял (попал в фуражку). А мать так вообще запретила являться на ее похороны, чтоб семью не позорил «перед кладбищенским сторожем». Зато Игнатьеву крепко пожал руку Красин.

«Большой кошелек»

Зарубежные эксперты считают, что Николай II, уступив первенство Рокфеллерам и Ротшильдам, уверенно занимает пятое место среди «25 самых богатых людей» XX века. Американцы утверждают, что состояние Николая приближалось к 300 миллиардам долларов.

Если посчитать недвижимость и сокровища императора в денежном выражении, то может, не так уж и сильно врут заокеанские эксперты.

Личное имущество русского царя было обособлено от средств других Романовых в учреждении, названном Кабинетом Его Императорского Величества. За плотно закрытыми дверями трудился немалый штат сотрудников. Куда именно вложить деньги, советовали высококлассные специалисты. В результате к началу XX века оборотный капитал царской семьи составил 60 миллионов золотых рублей или современных 1,5 миллиарда долларов.

Через Кабинет проходили: Нерчинские, Алтайские, Ленские золотые копи. А значит, добыча золота, серебра, меди, свинца. Кузнецкий железоугольный бассейн; заводы (фарфоровый и стекольный в Санкт-Петербурге, Горношитский мраморный, Выборгский зеркальный и так далее);
фабрики (Петергофская и Екатеринбургская гранильные, Царскосельская обойная, Киево-Межигорская фаянсовая, три бумажные - Петергофская, Ропшинская и Царскосельская), а также Петербургская Императорская шпалерная мануфактура и Тивдийские мраморные ломки.

Николай II лично владел огромными «кабинетными землями» на Алтае, в Польше, Сибири, Забайкалье, Крыму. Их общая площадь - около 68 миллионов гектар. А еще владел 860 торговыми заведениями. Петербургское Дворцовое управление продавало «на сторону» электроэнергию станции Зимнего дворца (5498 рублей в год).

Торговало лицензиями на продажу продукции дворцовых ферм в пригородах, конкретно молока в Летнем саду. В дворцовых клиниках платно лечились имущие россияне. В Придворно-прачечном заведении развивался бизнес «мытья белья великокняжеских дворов» (2663 рубля в год).

Посещение залов Эрмитажа было бесплатным, но продажа каталогов и коронационных альбомов давала 3115 рублей в год. В 1906 году увеличились поступления от спектаклей Императорских театров за счет уменьшения арендной платы помещений в Москве и выплат «незвездным» артистам.

Министр двора твердил об экономии, но ни в коем случае не за счет царской семьи. Например, 350 тысяч рублей в год тратилось на обслуживание Собственного Его Императорского Величества гаража (девять императорских, 19 кавалерских, 10 грузовых автомобилей, шесть служебных омнибусов и санитарных машин).

По решению Думы из госбюджета на содержание семьи действующего императора поступали 16 миллионов рублей в год (около 200 миллионов долларов в современном эквиваленте). Суммы на содержание Императорского двора разглашению не подлежали. Четкой границы меж личными и государственными средствами по-прежнему не было. Вот почему российский бюджет называли «большим кошельком Николя».

Тайна сибирских кладов

Двор Романовых считался самым роскошным в мире и по праву славился бесценными раритетами. Скипетр, держава, царские короны, картины, фарфор и, наконец, ставшие синонимом роскоши и богатства дома Романовых «Яйца Фаберже».

Первое из них - «Курочка» - заказал мастеру Александр III. Императрица была очарована этим подарком, а Карл Фаберже получил наказ поставлять изящные вещицы Романовым раз в году.

Николай традицию продолжил и на каждую Пасху приобретал два яйца: одно дарил матери, второе - жене. Самыми ценными считаются: «Курочка», «Яйцо с бутоном розы», «Ландыши», «Московский Кремль», «Александровский дворец». Все они счастливо вернулись на Родину (экспонируются в Петербурге и Москве). Иначе сложились судьбы других раритетов.

В 1917 году семья Николая II по распоряжению Временного правительства была отправлена в ссылку в Тобольск. Романовы везли туда с собой несколько сундуков с фамильными драгоценностями. Но после расстрела императорской семьи в Екатеринбурге летом 1918 года от огромной коллекции раритетов остались лишь бриллианты, зашитые в одежды великих княжон и царицы, да несколько десятков золотых украшений в трех небольших шкатулках.

Легенда гласила, что в Тобольске Романовы тайно передали часть драгоценностей на хранение местным монахиням и людям из своей свиты.

Поиски царских драгоценностей длились почти 20 лет, с 1922-го по 1941 год. После допросов монахинь Иоан-но-Введенского монастыря близ Тобольска выяснилось, что в 1918 году императрица передала «романовские» драгоценности на хранение игуменье Дружининой. Эта женщина на допросах молчала. Тайну кладов она унесла с собой в могилу, став таким образом одной из последних подданных, отдавших жизнь за царя.

В 1933 году заговорила монахиня (по допросной книге -«неимущая») Марфа Ужинце-ва. Она заявила, что лично передала сокровища бывшему тобольскому рыбопромышленнику Корнилову. А тот зарыл их в дубовых бочонках под своим домом.

Корнилова разыскали и по его указке нашли несколько килограммов украшений. Бриллиантовые броши, диадемы царских дочерей, кулоны, цепи, часы, колье, ожерелья, браслеты, кресты, подвески. В том числе знаменитый алмаз в 100 карат и брошь в виде полумесяца (подарок Николаю II от турецкого султана к 300-летию дома Романовых).

Но и этот бесценный клад (ныне его шедевры экспонируются в музеях Петербурга и Москвы) был лишь частью утраченного. С тех пор все следы к сокровищам, спрятанным в Тобольске, неизменно обрывались...

Людмила МАКАРОВА, журнал "Загадки истории"


Комментарии
avatar