"Не знать истории — значит всегда быть ребенком" (Цицерон)
"Летопись" в Twitter    "Летопись" в Google+   "Летопись" в Контакте            

Бомбардировки Москвы летом 1941 года
Главная » Статьи » Категория: История России 21.12.2014, 03:53 6187 1

Первой столицей, испытавшей на себе все «прелести» воздушной войны, стал Париж. Это случилось еще во время Первой мировой, в ночь с 20 на 21 марта 1915 года. Бомбежку провели три дирижабля, были ранены 17 парижан. Бомбардировки Лондона начались 31 мая 1915 года.

Германские дирижабли-бомбардировщики посеяли в английской столице неведомый дотоле ужас. С началом Второй мировой войны немцы и англичане начали бомбить вражеские столицы. После нападения Германии на Советский Союз настала очередь Москвы.

Немецкий бомбардировщик «Хейнкель-111»

 

Решение Гитлера

14 июля 1941 года Гитлер заявил о намерении бомбардировать Москву, «чтобы нанести удар по центру большевистского сопротивления и воспрепятствовать организованной эвакуации русского правительственного аппарата». В утвержденной фюрером 19 июля директиве «О дальнейшем ведении войны на Востоке» ставилась задача «по возможности быстрее начать силами 2-го воздушного флота, временно усиленного бомбардировочной авиацией с Запада, воздушные налеты на Москву». В этой же директиве сообщалось, что бомбардировка будет «возмездием за налеты русской авиации на Бухарест и Хельсинки».

Командующий 2-м воздушным флотом генерал-фельдмаршал Кессельринг 20 июля встретился с пилотами эскадрилий, отобранных для налета на Москву, и дал им ряд наставлений. Чтобы читатели ощутили атмосферу, царившую на совещании, приведем отрывок из воспоминаний пилота бомбардировщика «Хейнкель-111», участника данного совещания.

Воспоминания немецкого пилота

Немецкий летчик, фельдфебель Л. Хавигхорст, вспоминал: «Накануне удара по русской столице на аэродром Тересполь (Брест), где находились два наших отряда, прибыл генерал-фельдмаршал Кессельринг. Он обратился к экипажам:

- Мои авиаторы! Вам удавалось бомбить Англию, где приходилось преодолевать сильный огонь зениток, ряды аэростатных заграждений, отбивать атаки истребителей. И вы отлично справились с задачей. Теперь ваша цель - Москва. Будет намного легче. Если русские и имеют зенитные орудия, то немногочисленные, которые не доставят вам неприятностей, как и несколько прожекторов. Они не располагают аэростатами и совершенно не имеют ночной истребительной авиации. Вы должны... подойти к Москве на небольшой высоте и точно положить бомбы. Надеюсь, что прогулка будет для вас приятной. Через четыре недели войска победоносного вермахта будут в Москве, а это означает конец войне...

...Наш He 111 шел в отряде Хеллмана. Горящий Смоленск являлся хорошим навигационным ориентиром. Четким белым штрихом просматривалась дорога Смоленск - Москва. Скоро мы увидели 10-20 прожекторов, создававших световое поле. Попытки обойти его не удались: прожекторов оказалось много слева и справа. Я приказал поднять высоту до 4500 метров и экипажу надеть кислородные маски. Внезапно по нашему самолету открыла огонь русская зенитная артиллерия. К счастью, она стреляла неточно, но плотность разрывов была высокой.

Когда наш самолет вплотную подлетал к Москве, мы увидели под собой Ju88 из другого соединения - он готовился пикировать на город. Собирались освободиться от своего бомбового груза и мы. В это время раздался взволнованный голос радиста:

- Внимание, аэростаты!

- Ты обалдел, - послышалось в ответ, -мы же летим на высоте 4500.

Экипаж хорошо знал, что англичане не поднимали аэростаты выше 2000 метров, а здесь высота была, по крайней мере, удвоена...

Я приказал сбросить бомбы, и как только мы повернули обратно, радист сообщил о приближении вражеского истребителя. Русский ночной истребитель (у них вообще не должно было существовать подобных) атаковал нас сверху слева. Радист открыл огонь, и к нему тотчас присоединился бортмеханик... Наш He 111 приземлился с сухими баками в Тересполе в 4 ч. 27 мин. На весь полет ушло 8 ч. 4 мин».

Июльские удары

Немецкие ВВС сбросили на город 104 тонны фугасных бомб и 46 тысяч мелких зажигательных бомб. Выполнить задание смогла только половина экипажей, вылетевших на бомбежку Москвы. В результате первого налета пострадали 792 человека, 130 из которых погибли. В городе возникли 1166 очагов пожаров.

Бомбардировки Москвы

 

 

В июле состоялись еще два мощных авианалета на Москву. В ночь на 23 июля в рейде участвовало 125 самолетов, а в следующую - до 100. Каждый раз высота полета увеличивалась в целях безопасности бомбардировщиков. 23 июля было серьезно повреждено московское метро. Одна бомба пробила перекрытие туннеля между станциями «Смоленская» и «Арбат», другая попала в эстакаду метромоста, а третья взорвалась на Арбатской площади, рядом со входом в метро. Пострадали более 100 человек, из которых 60 погибли. 

Большие жертвы вызвала паника среди людей, спускавшихся на эскалаторе. На восстановление работы метро ушло двое суток. Тогда же около 70 авиабомб упали в Кремле и на Красной площади, был подожжен один из корпусов больницы имени Боткина. В кремлевской квартире Сталина после бомбежки пришлось поменять окна. В Кремле погибли 35 человек из числа военнослужащих.

Однако легкой прогулки в небе Москвы у немецких летчиков не получилось. Они отмечали, что если удавалось сравнительно легко уклоняться от ночных истребителей, то плотный огонь зенитных орудий часто принуждал сбрасывать бомбы где попало. Изменилось и настроение экипажей, причем не в лучшую сторону. 

Командир отряда 1/KGr100 Г. Бетхер вспоминал: «Из всех вылетов, которые я совершил на Востоке, самыми трудными оказались ночные налеты на Москву. Зенитный огонь был очень интенсивным и велся с пугающей кучностью». А обер-лейтенант Бетхер вошел в историю люфтваффе как один из лучших летчиков-бомбардировщиков. Он совершил 658 боевых вылетов, из них 16 на Москву.

Авианалеты в августе

Последний из крупных налетов немецкой авиации на Москву состоялся в ночь с 10 на 11 августа 1941 года. В нем участвовало около 100 бомбардировщиков.В ночь на 12 августа в рейде было около 30 самолетов, но ущерб городу они нанесли значительный. Это можно объяснить привлечением самых опытных экипажей и применением тяжелых авиабомб. 

Одна бомба разорвалась у Никитских Ворот, возле памятника Тимирязеву. На мостовой образовалась воронка глубиной 12 и диаметром 32 метра, погибли артиллеристы - расчет зенитных орудий, были повреждены трамвайные рельсы и контактная сеть.

Взрывной волной памятник сбросило с постамента. Тяжелая бомба угодила в здание Арсенала Московского Кремля, приведя его в полную негодность. Были повреждены многие близлежащие постройки. Пострадало и здание кремлевской комендатуры.

Итоги лета

Если оценивать потери немецкой и советской авиации в июле-августе 1941 года, можно сказать, что количество сбитых самолетов у противоборствующих сторон было примерно одинаковым. Большое воздействие на немецких пилотов, в том числе психологическое, производил огонь зенитной артиллерии. Во время ночных налетов экипажи немецких бомбардировщиков встречали интенсивным зенитным огнем.

Пытаясь обойти заградительные зоны, вражеские бомбардировщики уходили в сторону, но и там попадали под разрывы заградогня, создаваемого соседним сектором. Немецкие летчики отмечали, что «русские снарядов не жалели».

Английский журналист Александр Верт, автор книги о событиях на Восточном фронте Второй мировой, писал: «Шрапнель зенитных снарядов барабанила по улицам, точно град. Десятки прожекторов освещали небо. В Лондоне мне не приходилось ни видеть, ни слышать ничего подобного».

Нанесенный урон

Всего в результате бомбардировок с 22 июля по 22 августа 1941 года погибли 736 москвичей и 3513 человек получили ранения. Наибольший урон нанес Москве первый налет. Геббельсовская пропаганда рисовала страшные картины разрушения города, в частности, берлинское радио сообщало в августе 1941 года, что «люфтваффе подвергают Москву уничтожающей бомбардировке» и «заводы и фабрики, расположенные вокруг Москвы, настолько разрушены, что всем иностранцам запрещен выезд за пределы Москвы. Кремль и почти все вокзалы разрушены, Красной площади не существует. Особенно пострадали промышленные районы. Москва вступила в последнюю фазу своего существования».

Интересно сравнить оборону Москвы и Лондона, атакуемых с воздуха одним и тем же противником. К июлю 1940 года Лондон защищали 328 орудий среднего и крупного калибров и 124 орудия малого калибра. Были задействованы 22 истребительные эскадрильи, включающие в себя 336 истребителей. Это примерно вдвое меньше, чем было зенитных орудий и самолетов в ПВО Москвы летом 1941-го. Таким образом, по насыщенности средствами ПВО сравнение в пользу советской столицы.

Лондон пострадал от авианалетов в период «битвы за Англию» значительно сильнее, чем Москва. Бывало, что огонь в английской столице бушевал по 5-6 суток. Но необходимо признать, что силы, выделенные Герингом для бомбардировок Лондона, были намного больше, а потери немецких самолетов - существеннее.

Ведь на Москву до конца 1941 года немецкая авиация произвела 76 налетов, причем только в девяти из них участвовало 50 и более самолетов, а в 48 рейдах число бомбардировщиков не превышало десяти. Бомбардировки Лондона показали не столько силу английской системы ПВО, сколько отсутствие стратегической авиации у немцев.

Планы Германии по созданию дальнего стратегического бомбардировщика «уралбомбера» не пошли дальше опытных образцов. Программа создания бомбардировщика, значительно опередившая аналогичные проекты в других странах, была закрыта в 1937 году. Атаки на Лондон и Москву еще раз подтвердили, что немцам так и не удалось создать стратегическую авиацию.

Какой должна быть эта авиация, показали американцы и англичане, сумевшие к концу Второй мировой войны создать военно-воздушные силы, стиравшие с лица земли немецкие города в течение нескольких часов.

Анатолий ПОНОМАРЕНКО


москва, бомбардировка, Великая Отечественная война


Другие статьи по теме:


Всего комментариев: 1
avatar
1 sharo • 22:42, 26.02.2016
"Авианалеты в августе"
Показана фотография Невского проспекта в Ленинграде.
avatar